1. Детальное описание природы.

2. Поэтика знаков препинания.



2. Лиричная симфония пробуждения.

4. Противоречивое сочетание разных понятий.

Миг — это единица измерения счастья.

В. Жемчужников

Мгновения... из этих понятий сложена наша жизнь. Они неуловимы и прекрасны, а порой полны разочарования. Но из таких казалось бы незначительных моментов и собирается картина восприятия и понимания самой жизни и ее красоты. И только художникам слова предоставляется шанс в поэтических строчках запечатлеть эти неуловимые моменты. Одним из таких и был А. А. Фет. Но он не просто передал через свои произведения какие-то эпизоды, но и попытался сохранить в них свои впечатления от увиденного. При этом поэт наполнил их определенными образами для того, чтобы мы могли представить, сколько счастливых мгновений он пережил. Попробуем вслед за Фетом окунуться в этот прекрасный поэтический мир. Стихотворение «Я пришел к тебе с приветом...» просто переполнено радостной тональностью. Мгновение — встало солнце и заполнило радостью душу лирического героя — запечатлено во всем стихотворении. Так одно неуловимое и мимолетное явление не только нашло отклик в поэтической натуре, но и смогло остаться в буквах, которые и составили словесную картину.

Солнце, вставшее с утра, принесло жизнь не только людям, но и листьям. Они снова ожили под магическим воздействием солнечного света. Так через небольшие детали (листья) лирический герой показывает всеобщее пробуждение и возрождение.

Я пришел к тебе с приветом

Рассказать, что солнце встало,

Что оно горячим светом

По листам затрепетало...

В этом стихотворении автор не использует ни одной точки. Он хочет на одном дыхании поведать нам: как прекрасно это неуловимое мгновение счастья, созданное солнечным светом. При этом каждая строфа начинается со слова «рассказать». Это говорит о том, что лирический герой порой не задумывается над подбором соответствующих слов. Он хочет, чтобы мы не столько думали над его выражениями, сколько успели увидеть те неуловимые мгновения, которые он стремиться запечатлеть в своей поэтической картине. В то же время такие повторы создают особую мелодику стихотворного повествования. И с первой же строчки она наполняет нас теплом и счастьем.

Солнечному свету радуется не только лирический герой, но и его окружение. И перед нами предстают неуловимые моменты как человеческих чувств, так и явлений природы. В поэтическом полотне Фета они сливаются в одну картину, которая заполняется общим настроением воодушевления лирического героя.

В лесу никто не остается равнодушен всеобщему веселью и восторженности. Теплоту солнца чувствуют и растения, и животные. Через такие образы лирический герой показывает свое душевное настроение. Оно предстает перед нами в «зримых» образах, которые близки и понятны. Так рисуется не абстрактная, а вполне конкретная картина, которую мы можем увидеть сами, если внимательно оглянемся вокруг.

...Рассказать, что лес проснулся,

Весь проснулся, веткой каждой,

Каждой птицей встрепенулся

И весенней полон жажды...

Слово «жажда» становится своеобразным знамением того, что все это может повториться. Ведь если подобного настроения так не хватает в лесу, то, возможно, новый день и новые солнечные лучи смогут утолить природную жажду.

Стихотворение построено как обращение к собеседнику, которого лирический герой пытается воодушевить и показать ему красоту утренней поры. Он наслаждается красотой окружающего мира и хочет, чтобы другие обратили внимание на такое великолепие. Таким образом, круг тех, к кому поэт обращается в произведении, расширяется. И каждый из нас может окунуться в тот мир, который создает в своей лиричной симфонии Фет.

При употрёблении слова «тебе» в стихотворении появляются человеческие чувства (страсти). Ведь в этот момент просыпается не только природа, но и сам человек. Упоминание о вчерашнем посещении свидетельствует о том, что такой пламенный огонь в сердце лирического героя горел и вчера. Но только сегодня он оформился в поэтические строки. При этом лирический герой смог такое неуловимое и переходное мгновение счастья донести и до нас.

...Рассказать, что с той же страстью,

Как вчера, пришел я снова,

Что душа все так же счастью

И тебе служить готова...

Лирический герой не разделяет для себя два объекта своего воодушевления: собеседника и счастье. Кажется, что они для него стоят на одной ступени. И каждому из них он готов служить и дарить минуты наслаждения природной красотой и гармонией.

В последней строфе лирический герой не использует каких-то конкретных образов для описания своего внутреннего состояния. Он говорит о том, что весельем на него веет отовсюду. Поэтому такое прекрасное состояние «навеяно на душу» не только поэтической натуре, но и тому, кто читает эти восхитительные строки.

Рассказать, что отовсюду

На меня весельем веет,

Что не знаю сам, что буду

Петь, но только песня зреет.

Критики творчества поэта не раз говорили о музыкальности его стихотворений. Но в этом произвё-дении Фет не просто наполняет их особой мелодикой, но и прямо говорит о песне, которая родилась в его душе при созерцании природной красоты.

В стихотворении «Шепот, робкое дыханье...» звуки не нарушают того спокойствия, которое царит в жизни природы в данный момент. Лирический герой является не главным действующим лицом, а всего лишь сторонним наблюдателем. Он словно оставляет нас наедине с природной красотой. Но на самом деле именно герой выбирает те слова и образы, по которым мы угадываем его душевное состояние.

Шепот, робкое дыханье,

Трели соловья,

Серебро и колыханье

Сонного ручья...

Все словно потихоньку замирает и останавливается, однако не перестает двигаться. Такое противоречивое сочетание различных понятий в одной картине наполняет ее особой прелестью.

В стихотворении «Шепот, робкое дыханье...» поэт использует свой любимый прием повтора. Но если в первом поэтическом творении слова появлялись лишь в разных строфах, то в этом он их сближает. В результате создается своя особая ритмика, которая не столько нагнетается, сколько создает впечатление непрерывности того, что слышит лирический герой. Такое мелодичное наполнение произведения он пытается передать и нам.

Свет ночной, ночные тени,

Тени без конца.

Ряд волшебных изменений

Милого лица...

Однако не только лирический герой, но и природа способна рисовать свои картины на этом поэтическом полотне. Они создаются с помощью светотени, но не красками, а природными явлениями. При этом даже милое лицо, знакомое и родное, приобретает новые очертания.

От человеческого облика лирический герой снова возвращается в царство природы и красоты. И теперь в его распоряжении не только отдельные штрихи, но и само небо. Оно становится большим полотном, на котором разворачивается своя, уже неземная картина действий. Однако тучки не только формируют свои образы, но и берут земные краски: отблеск алтаря, пурпур розы. А дополняется такая картина человеческими чувствами и эмоциями: лобзанья, слезы.

В дымных тучках пурпур розы,

Отблеск алтаря,

И лобзания, и слезы,

И заря! Заря!..

Стихотворение заканчивается многоточием. Лирический герой словно приглашает и нас внести ту лепту в красоту вечерней природы, которую он нам предложил. Может и у нас получиться если не в поэтических строчках, то в своей душе запечатлеть приятные и неуловимые моменты счастья и создать в ней гармонию красоты и спокойствия. Мгновения счастья, которые стремится запечатлеть на своем поэтическом полотне Фет, имеют конкретный временной промежуток. В стихотворении «Я пришел к тебе с приветом...» — утро, в «Шепоте, робком дыханьи...» — ночь. Такое временное обозначение описываемого события позволяет и нам увидеть вокруг себя в этот миг прекрасные мгновения, сохраненные в произведении. И где бы мы не находились — в сельской или городской местности — мы можем понаблюдать, как двигаются тени и поддаться этой минутной, но настолько прекрасной мелодии счастья и всеобщего веселья. Нужно только раскрыть свою душу этому великолепию и постараться увидеть то, на что обратил наше внимание художник слова в своих поэтических пейзажах.




See also: