1. Роман или несколько повестей?

2. Жанровое своеобразие романа.



3. Порядок глав, «кольцевая* композиция романа.

4. Печорин — герой нашего времени.

Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии.

М. Ю. Лермонтов

В 1838 году, по следам кавказских впечатлений, М. Ю. Лермонтов начал работать над романом «Герой нашего времени». Роман еще не был завершен, когда в виде отдельных повестей опубликовали «Бэлу» и «Тамань», а чуть позже — «Фаталиста». Редакция «Отечественных записок» оповестила читателей о том, что автор намерен сделать «подарок русской литературе» — издать собрание повестей. И в 1840 году вышел роман, включающий в себя уже известные читателю главы.

То, что изначально не говорилось о романе, позволяет нам предположить, что автор создавал отдельные повести, не предполагая сделать из них роман. Но «Герой нашего времени» — это цельное по структуре и композиционно стройное произведение.

Этот первый в русской литературе крупный социально-психологический роман обладает особенной структурой. Каждую главу в нем можно отнести к определенному литературному жанру. Скажем, «Бэла» — это кавказская новелла, «Максим Максимыч» напоминает путевой очерк, «Тамань»

— авантюрную новеллу, «Княжна Мери» — психологическую повесть, «Фаталист» — философскую повесть-притчу. Не забудем и журнал Печорина, и два предисловия, которые комментируют главы. Основа романа — путевые заметки. По мнению Б. М. Эйхенбаума, «Герой нашего времени» объединил малые жанры в своей структуре.

Своеобразие композиции романа в том, что она кольцевая. В ходе повествования меняется несколько рассказчиков, это сам Печорин и люди, его при жизни окружавшие — безымянный офицер Максим Максимыч. Основной рассказчик — офицер, он начинает повествование, затем передает его нить Максиму Максимычу, но успевает показать нам встречу его с Печориным, где ясно видны их взаимоотношения. Печорин ведет себя отчужденно, обособленно.

Сразу после этого рассказчик говорит о смерти Печорина. После этого читателю предстоит прочесть его журнал. Таким образом, временная последовательность в романе нарушена. Это может указывать на неприятие времени, события романа происходят в вечности, а не относительно определенного временного промежутка.

Как же строится композиция романа? Хронологически события развивались так: Печорин останавливается по пути на Кавказ в Тамани («Тамань»), затем переезжает на воды («Княжна Мери»), убивает Грушницкого. После дуэли его высылают в крепость, там он и знакомится с Максимом Макси-мычем («Бэла»). Потом Печорин знакомится с Вуличем («Фаталист»), Выйдя в отставку, герой едет в Персию и по пути встречает старого знакомого — Максима Максимыча («Максим Максимыч»). Вернувшись из Персии, Печорин умирает.

В романе главы расположены следующим образом: прочтя предисловие, впервые читатель узнает о Печорине из главы «Бэла». То есть, повествование о жизни героя нашего времени начинается с середины. Затем идет «Максим Максимыч», а следом — «Журнал Печорина»', предваряемый предисловием рассказчика и включающий в себя главы «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист». Действие последней повести разворачивается в том же месте, что и в главе «Бэла». Композиция романа замыкается в кольцо и приобретает законченность. Но не только. Также кольцевая композиция означает бесплодность и бесконечность исканий героя.

В «Журнале», который представляет собой роман в романе, герой сам рассказывает о себе. Пожалуй, сам Печорин в своем дневнике характеризует себя наиболее близко к истине. Мы видим человека, который стремится к активным действия, экспериментируя над собой и окружающими и изучая последствия этого экспериментаторства в поисках смысла жизни. Самый главный вопрос, который занимает ум героя нашего времени — в какой мере человек может распоряжаться своей судьбой? Существует ли предопределение или все решает воля человека? Предназначение человека становится главной темой романа. Свое поколение Григорий Александрович считает сомневающимся во всем, инертным, неспособным к жертвам ни во имя человечества, ни во имя собственного счастья. Печорин же хочет победить в себе это равнодушие. Поэтому в «Фаталисте» он принимает пари Вулича.

Отвечая на вопрос, почему нарушена хронология в романе, можно предположить, что Лермонтов показывает нам не развивающийся, а уже сформировавшийся характер героя, который остается неизменным на протяжении всего повествования. Рассказчики, меняясь, показывают образ героя с разных сторон, постепенно раскрывая психологически сложный и противоречивый характер. Максим Максимыч — антипод Печорина по многим показателям, начиная от возраста и заканчивая социальным статусом. Это идеалист, в противовес скептику Печорину. Для Максима Максимыча Печорин загадочен, непонятен. Поэтому конфликт между ними неизбежен. Более близок Печорину и самому Лермонтову (психологически, по воззрениям и возрасту) безымянный офицер. Все остальные создают окружение, раскрывающее характер главного героя через его оценку.

Печорин изображается в сопоставлении с Груш-ницким, Вуличем, Вернером. Грушницкий выглядит жалким подражателем на фоне Печорина, их столкновение «на узкой дорожке» заканчивается смертью Грушницкого. Фаталист Вулич вместе с Печориным спорит о предопределении, и Печорин, ставя на то, что его нет, сам убеждается в том, что оно существует. Этот герой введен в роман именно для решения вопросов, мучающих героя. Вернер — это, фактически, Печорин в более зрелом возрасте. Между ними могла бы возникнуть дружба, но они предпочитают иные отношения, ведь «из двух друзей всегда один раб другого». Из них каждый ответственен лишь за себя. Вернер близок Печорину буквально во всем, герой, может быть, впервые чувствует себя понятым.

Мы видим Григория Александровича Печорина среди светского общества, среди контрабандистов, горцев. Нетрудно заметить, что нигде он не становится своим, все окружающее ему чуждо. В отношениях с женщинами он тот же экспериментатор, игрок. Лишь только Вера могла бы стать для него чем-то большим, но это невозможно.

«Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии», — пишет автор в предисловии к роману. В предисловии к журналу Печорина есть выражение «история души человеческой». Исследуя лабиринты души Печорина, автор создает портрет своего поколения.




See also: