1. Портрет и характер Георгия Ромашова.

2. Тоска по настоящей жизни в душе молодого офицера.



3. Любовь к Шурочке как спасение от жестокости военных будней.

4. Образ Александры Петровны и ее отношение к любви.

5. Неизбежность поединка.

— Спи, моя прекрасная, спи, любовь моя. Я — возле, я стерегу тебя!

А. И. Куприн

Главный герой повести А. И. Куприна «Поединок» Георгий Алексеевич Ромашов — натура чувствительная и романтическая. Это видно с первых страниц произведения, когда повествователь начинает рассказывать об этом офицере. Георгий часто задумывался, любил смотреть закаты, представляя, что за горизонтом существует чудесный город. Подпоручик «был среднего роста, худощав, и хотя довольно силен для своего сложения, но от большой застенчивости неловок...». Из того же абзаца выясняется, что Ромашов носил очки. Вот еще эпизод, где описывается внешность Юрия Алексеевича: «Тогда Ромашов вдруг с поразительной ясностью и как будто со стороны представил себе самого себя... бледное лицо, близорукость, свою обычную растерянность и неловкость...». Но, несмотря на это и на привычку Георгия Алексеевича фантазировать и мысленно говорить о себе в третьем лице, молодой прапорщик обладал живым умом, образным мышлением, смелостью, умением сопереживать и сострадать людям. Он имел твердое понятие о чести, совести, человеческом достоинстве. На службе Ромашов руководствовался тем, что бить солдата, который не имеет права не только поднять руку на вышестоящего военного, но даже защититься от побоев, бесчеловечно и жестоко. На протяжении всей повести Георгий неоднократно заступался за слабого человека (солдата-татарина, вечно всеми обижаемого Хлебникова, женщину в публичном доме) перед сильным (полковником Шульговичем, унтер-офицером Шаповаленко, поручиком Бек-Агамаловым), тогда когда все остальные покорно молчали, предпочитая бездействовать.

В одной из первых глав повести говорится о том, что и офицеры, и солдаты, не особо отягощенные честолюбием, несли военную службу, как «принудительную, неприятную, опротивевшую барщину». Не любил армейскую жизнь и чувствительный человек Ромашов. И не только из-за ее однообразия, но и потому что люди, живя в таких условиях, ожесточались, теряли человеческий облик, и часто единственной отрадой офицера в конце дня был поход в столовую для того, чтобы выпить водки. Молодому офицеру все это опротивело — он уже научился выпивать, и завел грязный и пошленький роман с замужней полковой дамой Раисой Петерсон. А душа Ромашова хотела настоящей, чистой и искренней любви. Георгий Алексеевич, тонко чувствующий природу, ощущал радостное и светлое настроение весны: «...И в этом мягком воздухе, полном странных весенних ароматов, в этой тишине, темноте, в этих преувеличенно ярких и точно теплых звездах — чувствовалось тайное и страстное брожение, угадывалась жажда материнства и расточительное сладострастие земли, растений, деревьев — целого мира». Желание любить особенно ощущалось весной: «...в сердце шевелилось неясное и сладкое предчувствие грядущей любви...».

Ромашов полюбил жену поручика Владимира Ефи-мыча Николаева Шурочку. Сначала он испытывал к этой женщине только тайную нежность, любил посещать семейство Николаевых, наблюдать за ней, тянуть нитку, когда она занималась вязанием, разговаривать с ней в присутствии готовящегося к экзаменам мужа. Но постепенно чувство влюбленности в молодую обаятельную Александру Петровну переросло в более серьезное и глубокое чувство — в любовь: «...На мгновение вспомнилась ему Шурочка, такая сильная, такая гордая, красивая. — и что-то томное, сладкое и безнадежное заныло у него около сердца». 23 апреля, в день совместных именин Александра пригласила Георгия Алексеевича на пикник в честь ее и его именин. Празднование, особенно время, проведенное в сгущающихся сумерках, в отдалении от всех наедине с Шурочкой еще больше разожгли в молодом подпоручике любовь к ней, заставили пылко признаться возлюбленной в своих чувствах. Тогда сердце Ромашова забилось сильнее, но он не достиг желаемого счастья с Шурочкой. Более того, она, назвав молодого офицера «милым» и «любимым человеком», просит его больше не приходить к ним домой из-за грязных анонимных писем, приходящих в дом к Николаевым. Теперь Юрию Алексеевичу остается только ходить у нее под окнами, бросать в них цветы и мысленно обращаться к возлюбленной. «...Часто, увидав издали женщину, которая фигурой, походкой, шляпкой напоминала ему Шурочку, он бежал за ней со стесненным сердцем, с прерывающимся дыханием, чувствуя, как у него руки от волнения делаются холодными и влажными».

А любила ли сама Александра Петровна Георгия Ромашова? Трудно однозначно сказать «да», даже, несмотря на ее нежные слова в адрес молодого подпоручика. Главный герой повести восхищается бледным смуглым лицом Саши, ее горящими губами, гибкостью ее тела и родинкой на ухе. Сама же Александра рада слушать в свой адрес комплименты от постороннего мужчины в присутствии своего супруга. Она готова проявить сиюминутную нежность, иногда даже заботу об «арестантике» Ромашове, но в день пикника она, умело раздразнив молодого офицера, не может, не хочет отдаться пылко любящему ее подпоручику. Объясняет это она нежеланием трусости и обмана. Но накануне дуэли Шурочка все же позволила возлюбленному «взять их счастье», предварительно договорившись с Ромашовым об условиях поединка, которые будут выгодны и ее семейству, и молодому офицеру. На мой взгляд, самые точные слова об Александре Николаевой произнес Василий Наза-нский, бывший возлюбленный Шурочки и близкий друг подпоручика Ромашова: «Пожалуй, она никогда и никого не любила, кроме себя. В ней пропасть властолюбия, какая-то злая и гордая сила. И в то же время она — такая добрая, женственная, бесконечно милая. Точно в ней два человека: один — с сухим, эгоистичным умом, другой — с нежным и страстным сердцем». Из тайного последнего разговора Александры Петровны с Ромашовым становится очевидным, что молодая женщина сначала беспокоится о своей выгоде, своей репутации, о своем деле (чтобы муж успешно выдержал экзамены), а потом уже вспоминает о чести Георгия Алексеевича. В отчаянии, доходящем до слез, Шурочка обещает «сгореть в один миг как фейерверк», если репутация ее мужа пострадает, и его оставят в полку. Это не могло не тронуть до глубины души Ромашова, ведь счастье и благополучие любимой женщины ему дороже всего на свете! Молодому офицеру не остается ничего другого, как покориться воле Александры Петровны. Ее слова «Вы непременно должны завтра стреляться» звучат для «Ромочки» как приказ. Несмотря на разумный совет Назанского не играть со смертью, Ромашов идет на этот опасный шаг во имя любви, во имя исполнения желания возлюбленной.




See also: