1. Главная героиня повести, ее жизнь в замужестве.

2. Чувства таинственного Г. С.Ж.



3. Любовь в рассуждениях генерала Аносова.

4. Смысл любви для главного героя повести и самого А. И. Куприна.

Я перед тобою — одна молитва:

«Да святится имя Твое».

А. И. Куприн

Повесть «Гранатовый браслет», написанная А. И. Куприным в 1910 году, начинается с описания погоды пригородного Черноморского курорта в конце августа — начале сентября. Главная героиня произведения — княгиня Вера Николаевна Шейна, жена предводителя местного дворянства Василия Львовича. С первых страниц повести мы узнаем, что она уже пережила страстную любовь к мужу, теперь же это чувство переросло в «верную, истинную дружбу». Счастлива ли Вера в браке? Трудно конкретно сказать «да» или «нет». Но Вере явно не хватает главной составляющей семьи — детей. Поэтому всю нерастраченную любовь к пока еще не появившимся собственным детям она дарила своим племянникам. В продолжение произведения заметно, что Вера Николаевна будто бы отчаялась уже завести собственного ребенка. Так на вопрос дедушки Аносова о крестинах, она отвечает: «Ой, боюсь, дедушка, что никогда...». В то время как сама княгиня «жадно хотела детей... чем больше, тем лучше...». Эти наблюдения наводят на мысль, что семейную жизнь Веры нельзя назвать вполне благополучной несмотря на то что с мужем у нее были довольно-таки доверительные отношения. Ведь она поделилась с ним своей маленькой тайной...

Тайна эта заключалась в том, что вот уже семь лет Веру Шейну безответно любил один молодой человек. Он и до замужества и после него посылал княгине нежные письма, пронизанные искренней любовью, а позже — и раскаяньем за пылкость первых своих писем к возлюбленной. Тайный поклонник Веры Николаевны никогда полностью не называл себя, подписываясь лишь инициалами Г. С. Ж. По прочтении повести создается впечатление, что сама Вера никогда не видела своего тайного воздыхателя живым, она была лишь тайно преследуема своим поклонником. Поэтому любовь Г. С. Ж. скорее всего платоническая. Она длится ни много, ни мало — семь лет, с тех пор, когда Вера была еще девушкой. А теперь безнадежно полюбивший ее молодой человек просит простить его за дерзость юношеских писем и надежд на ответ. В нем осталось только «благоговение, вечное преклонение и рабская преданность». В главном герое повести, Желткове, привлекает его честность как к своей возлюбленной Вере, так и к ее мужу Василию Львовичу и к чересчур жесткому брату Николаю Николаевичу. Молодой человек не пугает княгиню своей любовью. Его письма скорее вызывают жалость и иногда — смех. А ведь он пишет к любимой Вере с чистосердечной добротой и почти что жертвенной самоотдачей: «...Я умею теперь только желать ежеминутно Вам счастья и радоваться, если Вы счастливы. Я мысленно кланяюсь до земли мебели, на которой Вы сидите, паркету, по которому Вы ходите, деревьям, которые Вы мимоходом трогаете, прислуге, с которой Вы говорите. У меня нет даже зависти ни к людям, ни к вещам». А когда к несчастному, безответно любящему Г. С. Ж. приходят родственники Веры Шейной, он не изворачивается, не прячет свое чувство, но и не позволяет себе дерзости. Желтков честен и предельно искренен с мужем своей любимой женщины, князем Шейным. Это подтверждают слова главного героя: «Трудно выговорить такую... фразу... что я люблю вашу жену. Но семь лет безнадежной и вежливой любви дают мне право на это... вот я вам прямо гляжу в глаза и чувствую, что вы меня поймете. Я знаю, что не в силах разлюбить ее никогда...». Похоже, Желтков уже не надеется на взаимность Веры, но его святое чувство, любовь, является смыслом его жизни. Но вот княгиня просит его по телефону, чтобы он прекратил «всю эту историю», и несчастному влюбленному не остается другого выхода, кроме смерти.

Но Вера вовсе не была таким уж черствым человеком. Сначала княгиня с неудовольствием получала послания тайного поклонника, а потом приехал дедушка Яков Михайлович Аносов и невольно изменил отношение княгини Шейной к любви и к несчастному воздыхателю Г. С. Ж. А старый генерал считает, что люди совсем разучились любить: «А где же любовь-то? Любовь бескорыстная, самоотверженная, не ждущая награды? Та, про которую сказано — «сильна, как смерть»? Понимаешь, такая любовь, для которой совершить любой подвиг, отдать жизнь, пойти на мучение — вовсе не труд, а одна радость». Когда Вера рассказывает ему историю с безответно любящим ее Г. С. Ж., генерал Аносов делает осторожные предположения: возможно, этот юноша — ненормальный. А может быть: «твой жизненный путь, Верочка, пересекла именно такая любовь, о которой грезят женщины и на которую больше не способны мужчины», — заключает он. Вера нерешительно сообщает мужу и брату о том, что ей жаль своего несчастного обо-жателя, но все равно ее жестокий брат Николай Николаевич давит ее своей моралью и решительным осуждением несчастного юноши. Так что, слова, сказанные княгиней в телефонную трубку скорее всего продиктованы именно под давлением брата, а не сердцем Веры. Сама она с ужасом ясно осознает, что этот молодой человек покончит жизнь самоубийством.

В чем же смысл любви Желткова? В чем смысл любви вообще? Я думаю, автор выразил свое понимание высшего предназначения этого чувства в следующих словах: «Я уверен, что почти каждая женщина способна в любви на самый высокий героизм. Пойми, она целует, обнимает, отдается — и она уже мать. Для нее, если она любит, любовь заключает весь смысл жизни — всю вселенную!» Но, по словам старого генерала, мужчины любить чисто и самоотверженно разучились, и женщины через тридцать лет им за это отомстят. Возможно, после этого Вера поняла, что любовь не только совместное счастье. Настоящее любовное чувство заключает в себе величайшую трагедию души, страдание. Это понимают и Верочка, и сам князь Василий Шейн. В этом убежден и генерал Аносов, который говорит: «Любовь должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире! Никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы не должны ее касаться». В конце концов, всем становится ясно и понятно, что смеяться над чувством Желткова не только неудобно, но и подло. Он достоин жалости, понимания и сострадания. А сам Г. С. Ж. счастлив, даже в своем последнем, прощальном письме к возлюбленной, он как бы свыше благословляет ее, бесконечно желая Вере счастья. Прощая ее, он успокаивает княгиню, все время повторяя заветное: «Да святится имя Твое». Вместе с прощением к Вере приходит внутренняя гармония, очищенная слезами и звуками исполняемой на фортепиано сонаты Бетховена №2. Мимо княгини прошла пусть безответная, но большая, чистая, искренняя и самоотверженная любовь, которая бывает раз в тысячу лет. Ради этого стоит жить.




See also: