1. Исторические изменения в общественной жизни России.

2. Снижение идей соцреализма.



3. Герой-маргинал С. Довлатова.

4. Героини Л. Петрушевской.

В последней четверти XX века в литературе нашей страны начали происходить существенные изменения. Все меньше внимания авторы уделяли темам и идеям соцреализма, все реже обращались к теме рабочего класса и прославляли доблестный труд советского человека. Вместо этого на первый план начали выходить будничные, сниженные темы: о быте простого человека, его повседневных заботах, бытовых взаимоотношениях. Тематика произведений, с одной стороны, стала сниженной, авторы рассказывали о рядовых ситуациях, бытовых вещах, обычных и не то что не героических, но и неприглядных поступках героев. С другой стороны, герой литературы последней четверти XX века тяготеет к эпатажу, к намеренному взрыву серой, будничной действительности изнутри. Но взрыв и эпатаж построен не на доблестных и выдающихся поступках, а напротив, на эстетике сниженного, физиологического. На первый план в произведениях авторов этой поры выходят люди из социальных низов, бомжи, маргиналы, люди, живущие в бараках и коммуналках. Эти антигерои проповедуют свою философию, на первых взгляд, построенную на нелепом эпатаже и выработанную за бутылкой алкоголя в пьяном угаре. На самом деле, за таким неприглядным внешним видом скрывается попытка переоценить современную действительность, посмотреть на нашу жизнь не с позиций официальной советской идеологии, а изнутри. Советская социалистическая патетика показывается в сниженном виде, герои иронизируют над громкими лозунгами, в противовес им предлагая быт и существование простого незаметного человека. В это время создаются произведения В. Маканина, С. Довлатова, Вен. Ерофеева. Центральной темой творчества С. Довлатова как раз и является неистребимая тяга к изгоям, плебсу. Он пишет о нелепых, неудачливых и чудаковатых людях, которые могут показаться опустившимися. Его герои — лишние в этом цивилизованном мире люди, и даже не столько люди, сколько забавные существа, непонятно как выживающие здесь. Такой герой выписан в циклах рассказов Довлатова «Чемодан», «Компромисс». Герой Довлатова — автобиографичен, автор не отделяется от своего героя, сам стоит в оппозиции к этому миру и всем своим существованием стремится противостоять ему. Герои Довлатова — нелепые, смешные с точки зрения здравого смысла и морали. Но в своей нелепости они являются людьми в большей степени, чем те, кого принято считать нормальными, благополучными. Герои писателя живут не столько разумом, сколько сердцем, они чище и правдивее тех, кто правит этим миром. Не желая приспосабливаться к страшным порядкам времени, они выпадают из него, поэтому и выглядят несообразно. Довлатов очень чувствителен ко всем нелепостям, уродствам жизни. За гиперболизированной нелепостью, которая почти смешно выглядит в его рассказах, виден человек с искренней душой. Довлатов и его герои рассказывают нам горькую правду жизни с насмешливой улыбкой. В его героях нам видно истинное содержание жизни, не прикрытое погоней за теплым местечком. Довлатов любил людей слабых, смешных. А. Генис писал, что до-влатовскому герою нечему научить читателя, потому что он слишком слаб, чтобы выделяться из погрязшего в пороках мира. Но слабость исцеляет от безжалостности, которая свойственна сильным мира сего.

Еще один автор, в центр своих произведений ставящий антигероев — Людмила Петрушевская. Как правило, Петрушевская пишет о женщинах. Ее героиня часто даже выступает в роли рассказчицы, как это происходит и в произведении «Свой круг». Героини Петрушевской — слабые, уставшие от жизни женщины. У них никак не получается устроить свою судьбу, они заранее уверены, что в любой просьбе им откажут, что их не любят. Добиться чего-нибудь в этой жизни можно лишь обманом, если схитрить и занять чье-то чужое место. Устав от безысходности, героини не боятся говорить окружающим правду в глаза, правду неприятную. Такая нелюбовь заставляет женщину отгородиться от всего мира.

Героиня поставлена автором в ситуацию экстремальную, когда все человеческие качества должны проявиться в своем истинном виде. Она обнаруживает у себя симптомы болезни, от которой недавно скончалась ее мать, причем симптомы эти быстро прогрессируют. Муж, как это часто случается, ушел к другой женщине, ее подруге — а значит, маленький сын должен после ее смерти остаться одиноким и беспомощным. Но в этой ситуации в героине просыпается такая самоотверженность, которой могут позавидовать герои древних трагедий. Она жертвует доброй памятью о себе даже в глазах собственного сына, чтобы обеспечить для Алеши жизнь в семье, его будущее. Заявлением, что она отдает Алешу в детский дом, мать отводит от него опасность попасть туда немедленно после ее смерти. Героиня создает «свой круг» для Алеши ценой отторжения от себя единственного оставшегося родного человека.

Подобные характеры и герои характерны для литературы последней четверти XX века. Авторы ищут высокие чувства там, где, казалось бы, их не может быть. Маленькие забитые люди, живущие в бесчеловечных условиях, оказываются способны на истинность чувств, настоящую любовь и самопожертвование.




See also: