1. Творческая история книги.

2. Человек на войне в рассказах И. Э. Бабеля.



3. Споры вокруг книги.

Свою книгу о революции «Конармия» И. Э. Бабель стал писать после того, как, переболев тифом, вернулся из Красной Армии в Одессу в 1920 году. Уже в 1922—1923 годах в городских газетах и журналах появились его рассказы о «Первой Конной». К сожалению, многие зарисовки писателя так и не стали самостоятельными произведениями. «Конармия» произвела, по словам современника И. Оренбурга, настоящий фурор в литературной среде: «Все были потрясены силой фантазии: говорили даже о фантастике. А между тем, Бабель описал то, что видел». В нее вошли 35 рассказов.

Казаки и солдаты, главные герои новелл Бабеля, на первый взгляд могут показаться бесчувственной и даже озверелой толпой, готовой в любой момент разорвать всякого, кто покажется подозрительным или вредным с точки зрения мировой революции. В определенные моменты так оно и есть, всепоглощающая ярость, застарелая ненависть и безразличие к собственной судьбе ослепляет людей, заставляет их совершать неадекватные поступки. Отсюда разбои (красноармейцы разоряли крестьян, чьи права призваны были защищать), нечистоплотность (один из главных героев не мог найти себе места у дороги, поскольку вся земля была изгажена). Вместе с тем где-то глубоко в душе люди все-таки оставались людьми, и их человечность прорывалась сквозь всю эту ожесточение и боль. И. Э. Бабель, воспринимающий окружающий мир метафорически, был уверен, что стиль состоит из «сцепления отдельных частиц». Поэтому именно у этого писателя в «Конармии» родилось замечательное и пронзительное по своей искренности сравнение революции с «великим безмолвием рубки». Разрушающая сила народных масс одновременно и пугает, и завораживает. В общем потоке, как в калейдоскопе, у Бабеля складываются и проявляются народные характеры: Афоньки-казака, начальника конского запаса Дьякова, еврея-старьевщика Гедали, интеллигента Лютова, — показываются и снова пропадают, составляя тем не менее целостную реалистичную картину того времени, того сложного и противоречивого мира. Несмотря на правдивость рассказа, неприглядность конармейского быта, казаки воспринимаются читателями в большей степени как герои. Даже простодушное и жестоко-наивное восприятие окружающего притягивает при чтении книги «Конармия». Бабель не стремился навязать свою точку зрения. Возможно, он и сам до конца не мог для себя оправдать или объяснить поведение и поступки своих однополчан, даже зная войну изнутри, он с уважением относился к своим героям, не отнимая у них право на выбор, на свою точку зрения. Мастерство писателя проявилось в способности раскрыть характер казака, простого человека со всеми его противоречиями и недостатками. В этом плане любая мелочь, любое подсмотренное действие вносило важный вклад в мозаику повествования. Небольшое простодушное письмо Василия Курдюкова матери показывает весь ужас гражданской войны, когда отец по политическим причинам убивает своего сына, а дети, в свою очередь идут на отца. С другой стороны, героями новелл Бабеля становились не только военные люди, но и те, кто волей судеб, был затянут в ту кровавую «мясорубку». Они также оказались под пристальным вниманием писателя. Беременная еврейка, оберегающая сон мертвого отца, художник пан Аполек, придающий святым знакомые ему лица, старик Гедали, стремящийся понять, чем революция отличается от контрреволюции, — все они вплетены в общее полотно книги и делают цельную картину более жизненной.

После публикации «Конармии» в литературной среде возникли многочисленные споры. Исследователи не могли понять и принять творчество И. Э. Бабеля. Нашлись даже те, кто строго осудил писателя за «поэзию бандитизма». Некоторые считали книгу клеветой на красногвардейцев. Тем не менее «Конармия» была очень популярна. Читатели признали право творца на выражение своего «художественного мироощущения».




See also: