1. Н. С. Лесков — непризнанный гений своего времени.

2. Раскрытие национального характера в русской литературе.



3. «Леди Макбет Мценского уезда» Лескова и «Гроза» Островского.

4. Значение образа Катерины Измайловой для понимания национального характера.

О мягкосердечная Русь! Как ты прекрасна!

Н. С. Лесков

Практически все русские писатели позапрошлого, XIX века стали признанными классиками либо при жизни, либо через некоторое время после смерти. Осознание литературно-общественной мысли наступало для них в современной им эпохе. Однако практически из всех правил есть исключения, одно из которых — творчество Н. С. Лескова. К классикам отечественной прозы этот писатель был причислен лишь в конце XX столетия, когда языковые особенности и оригинальная стилистика текста стали неоспоримыми для большинства исследователей и критиков.

До этого времени Лесков был «не у дел»: адекватному восприятию его произведений как читателем, так и критиком мешала обособленная, зачастую излишне резкая авторская позиция. Его современников — Тургенева, Толстого, Салтыкова-Щедрина, Достоевского — волновала в первую очередь психологическая и идейная сторона его произведений, когда как Лесков не искал ответов на основополагающие вопросы во внешнем мире, а давал лаконичные ответы на них, исходя из собственного опыта и индивидуального понимания проблем. Многие его мысли, слишком смелые для его времени, обижали читателей и критиков, вызывая на писателя «громы и молнии» и повергая в длительную опалу.

Для литературы 60—80-х годов XIX века характерна направленность на раскрытие национального характера. Проблема особенностей мировоззрения и мировосприятия русского человека заинтересовала практически всех писателей этой эпохи, тем более что в подобных произведениях остро вставали вопросы, связанные с деятельностью разночинцев, а затем и последователей народнического движения.

Подобные вопросы поднимались и в творчестве Лескова. Но в его произведениях основной темой является именно раскрытие сущности характера русского человека. Этот образ — образ настоящего россиянина, близкого к народу, но выделяющегося из него красной линией проходит через многие его произведения. Повесть «Очарованный странник» и роман «Соборяне», рассказы «Левша», «Железная воля», «Запечатленный ангел», «Несмертельный Голован», «Грабеж», «Воительница» постепенно раскрывают нам авторский замысел, добавляя какие-то незначительные на первый взгляд, но значимые черты к образу русского человека. Часто в решение поставленной перед ним проблемы автор вносил оригинальные, но нежелательные как для читателей, так и для критиков акценты. Примером может являться рассказ «Леди Макбет Мценского уезда», который является действительным доказательством того, что мнение Лескова не зависит от мнений или ожиданий читателя и что он может оставаться творчески раскрепощенным.

Рассказ этот был написан еще в 1864 году и имел подзаголовок «очерк». Однако автор сознательно использует двусмысленный термин: рассказ Лескова имеет жизненную основу, однако не является биографичным или документальным. Тут сказались представления писателя об истинности и вымысле в произведении. С одной стороны, ему претила позиция современных писателей о том, что главное в тексте — выражение идеи, а не жизненность. В этом ключе Лескова привлекал жанр очерка, принадлежащий достоверному и правдивому публицизму. Но при этом естественно, что часть фактов рассказа была добавлена самим художником.

Стоит заметить, что название произведения стало во многом нарицательным благодаря своей символичности и глубине. Действительно, главной проблемой произведения становится проблема национального характера: купчиха Мценского уезда Катерина Измайлова — один из ярчайших типов мировой литературы, воплотивший в себя честолюбие и властолюбие, сначала развенчанное, а затем ввергнутое в пучину безумия.

Однако имя главной героини не случайно: образ, созданный Лесковым, спорит с образом, созданным Островским. Но, если Катерина Кабанова до свадьбы была из хорошей обеспеченной семьи, то Катерина Измайлова была взята «из милости» из среды крестьянского сословия, а потому является большей простолюдинкой, нежели героиня Островского. В любовном аспекте жизни Измайловой везет еще меньше: приказчик мужа Сергей — человек корыстный и пошлый. Но любовь часто слепа — из-за нее разворачивается подробно описанное кровавое действо — убийства свекра, мужа, малолетнего племянника, суд, путешествие по этапу в Сибирь, измена Сергея, убийство соперницы и самоубийство в волжских волнах.

Такой разительный разрыв между героинями объясняется просто: Катерина Лескова лишена того поэтизма и внутреннего света, которые выделяют Катерину Островского.

Не верит Измайлова и в Бога: перед самоубийством «хочет припомнить молитву и шевелит губами, а губы ее шепчут пошлую и страшную песню». Религиозность и чистота Катерины Кабановой сделали ее трагедию всенародной, национальной, потому ей прощается необразованность и даже некоторая житейская «темнота». В своей же героине Лесков подчеркивает богооставленность, присущую, по его мнению, и всему современному миру: «Прокляни день своего рождения и умри». После строк этих звучит страшный диагноз русскому человеку: «Кто не хочет вслушаться в эти слова, кого мысль о смерти и в этом печальном положении не льстит, а пугает, тому надо стараться заглушить эти воющие голоса чем-нибудь еще более их безобразным. Это прекрасно понимает простой человек: он спускает иногда на волю свою звериную простоту, начинает глупить, издеваться над собой, над людьми, над чувством. Не особенно нежный и без того, он становится зол сугубо». Эти слова — единственный случай вмешательства автора в ткань произведения.

У А. С. Пушкина есть такие строки:

Тьмы низких истин мне дороже

Нас возвышающий обман...

Так и две Катерины — первая, более выдуманная, чем вторая, дороже, ближе и светлее героини Лескова. Лесков же возвеличивает «низкую истину» о тьме простолюдинской, но русской души. Несмотря на то что в обоих случаях побуждением к определенным действиям являлась любовь, разница в последствиях ее огромна.

Однако «Леди Макбет Мценского уезда» настолько же важна для понимания души русского человека. Это произведение заставляет задуматься над рядом важных вопросов: кто же мы такие — русские, какие мы и почему такие.




See also: