1. Образ поэта в лирике Пушкина.

2. Трагический образ поэта в лирике Лермонтова.



3. Гражданский идеал Некрасова.

Тема предназначения поэта и поэзии, его роли в общественной жизни всегда была традиционной для русской литературы. Вероятно, такое пристальное внимание к значению поэзии во многом обуславливается особенностями самого этого понятия. С одной стороны, нельзя отрицать, что поэтическое слово обладает мощным духовным зарядом, способностью воздействовать на умы и чувства людей. С другой стороны, «продукция» поэтического творчества настолько своеобразна и неуловима, что порой возникает вопрос: а зачем она нужна, поэзия?.. Нужна ли она вообще?.. Нужно отметить, что подобная постановка вопроса о роли поэзии характерна для общества, где ценность вещей и явлений измеряется их конкретной бытовой полезностью. В Древнем Мире поэзия воспринималась как высший дар, который ценен сам по себе, потому что он исходит послан Богом. Поэты были жрецами и чародеями. В некоторых странах их влияние было настолько велико, что даже правители прислушивались к их мнению. Великий русский поэт А. С. Пушкин, продолжая традицию возвышенного отношения к поэзии, рассматривал поэта как «жреца прекрасного», «сына гармонии». В лирике Пушкина мы найдем немало стихов, посвященных теме предназначения поэта и поэзии. Очевидно, что жрец служит в первую очередь божеству, а не людям. В то же время не подлежит сомнению, что это служение, совершающееся по велению и законам божества, для людей является своего рода светочем, способствует их духовному росту и нравственному очищению. Действительно в лирике Пушкина есть произведения, подтверждающих подобный взгляд на роль поэта в обществе. Мотив жреческого служения звучит, например, в стихотворении «Поэт и толпа», в котором поэт на требование народа исправлять человеческие пороки возражает, что он служит только вдохновенью, а не сиюминутной пользе. В то же время в стихотворении «Пророк», в котором Пушкин символически изобразил призвание человека на особое служение, а пророческий и поэтический дар нередко идут рука об руку, Бог прямо указывает задачу пророка (и поэта): «глаголом жги сердца людей», то есть воздействуй на их личность, стремясь пробудить наиболее достойные качества. Призвание поэта — это серьезное испытание, нередко связанное с непониманием людей и одиночеством. Однако поэту не следует слишком заботиться о похвалах, слепо потакая вкусам толпы, переменчивой в своих предпочтениях:

Поэт! не дорожи любовию народной. Восторженных похвал пройдет минутный шум; Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,

Но ты останься тверд, спокоен и угрюм. Восприятие поэтического дара как сурового испытания усиливается в лирике М. Ю. Лермонтова. В стихотворении «Пророк», которое многие литературоведы рассматривают как продолжение одноименного стихотворения Пушкина. Не отрицая высокого значения поэзии, Лермонтов одновременно размышляет над судьбой поэта в мире и приходит к печальным выводам:

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все близкие мои

Бросали бешено каменья.

Однако, по мнению Лермонтова, судьба поэта не может быть легкой и безоблачной: стихотворные созвучия являются плодами сильных переживаний и жизненных невзгод:

Что без страданий жизнь поэта?

И что без бури океан?

Он хочет жить ценою муки,

Ценой томительных забот.

Он покупает неба звуки,

Он даром славы не берет.

Образ бурного океана изображен в знаменитым стихотворением Лермонтова «Парус». В стихотворении «Нет, я не Байрон...» автор демонстрирует космический масштаб творческих горизонтов поэта, сравнивая свою душу с океаном:

В душе моей, как в океане,

Надежд разбитых груз лежит.

Кто может, океай угрюмый,

Твои изведать тайны? Кто

Толпе мои расскажет думы?

Я — или Бог — или никто!

Но чем же так значим это космисмический простор поэтической души для окружающих? На этот вопрос Лермонтов дает ответ в стихотворении «Поэт» («Отделкой золотой блистает мой кинжал...»). «Мерный звук» «могучих слов», воздействуя на людей, способен воодушевить их на борьбу с врагами, служить духовному очищению или веселить душу. Лермонтов уподобляет поэзию вечевому колоколу, собирающему народ в минуты опасности или на какое-либо торжество. Но многие поэты стали забывать о высоте своего предназначения: В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,

Свое утратил назначенье,

На злато променяв ту власть, которой свет

Внимал в немом благоговенье?

Вероятно, каждый поэт рано или поздно задает себе вопрос о значении поэзии — и сам же пытается найти ответ. Н. А. Некрасов также обращался в своем творчестве к этой теме. Наиболее показательным в этом отношении является стихотворение «Поэт и Гражданин». В этом произведении изложены взгляды Некрасова на роль поэзии в жизни людей. Автор стихотворения делает акцент на общественном служении поэтического слова: Будь гражданин! служа искусству,

Для блага ближнего живи,

Свой гений подчиняя чувству

Всеобнимающей Любви...

Как известно, гражданская тема является основной в лирике Некрасова. Он полагал, что поэт обязан поставить свой талант на служение угнетенному народу: писать о его надеждах и тяготах, призывать народ к более активному участию в деятельности по улучшению собственной жизни. Так и поступал сам Некрасов. Он не отрицает, что поэт такого масштаба, как Пушкин, вправе в своем творчестве следовать одному лишь вдохновению, и до вершин пушкинского гения никому не дотянуться. Он указывает на то, что другим поэтам не подобает ...в годину горя Красу долин, небес и моря И ласку милой воспевать...

Итак, опираясь на рассмотренные примеры, можно сделать вывод, что, несмотря на различия во взглядах поэтов XIX века на роль поэта и поэзии в жизни общества, они, безусловно, осознавали ее высокое предназначение. Естественно, что мнение каждого автора на эту проблему во многом зависело и от конкретных исторических условий, и от особенностей личного мировосприятия. Нужно иметь в виду, что осмысление поэтами собственного назначения развивалось в рамках определенной традиции, основанной на отношении к поэту как к своего рода пророку, провозвестнику и даже народному трибуну.




See also: