1. Основные этапы творческого пути поэта.

2. Основные темы лирики Мандельштама.



3. Трагическая гибель поэта.

О. Э. Мандельштам родился в семье ремесленника, впоследствии ставшего купцом. Вместе с родными мальчик переехал в Петербург, где окончил Тенишевское училище. Немало повлияла на юношу личность преподавателя литературы — известного ученого-пушкиниста и поэта В. В. Гиппиуса. Юноша поступил и успешно окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Еще в школьные годы он стал увлекаться поэзией.

Свое первое стихотворение Осип Эмильевич опубликовал в журнале «Апполон» в 1909 году. Его завораживает символизм своим новаторским подходом к стиху, к форме и содержанию поэтического произведения. Молодой поэт посылает свои стихи В. И. Иванову и в своем творчестве старается совместить «суровость Тютчева с Ребячеством Верлена». Одновременно он довольно трагично воспринимает окружающий мир и даже ищет пути выхода из этой ситуации в религии. В 1911 году молодой человек обращается к новому направлению в искусстве — акмеизму. Немаловажную роль в этом сыграло общение с Н. С. Гумилевым и А. А. Ахматовой. Именно в акмеизме Мандельштам видит возможность преодоления хрупкости человека и твердости мироздания через творчество. Многие его лирические произведения написаны, исходя из контекста истории культуры. Отсюда у Мандельштама так много исторических образов, а поэзия наполнена мотивом трагического переживания гибели культуры:

Прославим власти сумрачное бремя,

Ее невыносимый гнет.

В ком сердце есть, тот должен слышать, время,

Как твой корабль ко дну идет.

Первая книга Осипа Эмильевича получила название «Камень». В ней поэт обратился к классическим темам. Стихи стали звучать торжественно и строго. Они принесли популярность Мандельштаму в литературных кругах. Осип Эмильевич на первых порах довольно восторженно воспринял начало Первой мировой войны, однако скоро разочаровался в ней. Октябрьскую революцию он считал неизбежным злом, но постепенно его охватила надежда, что жестокий государственный строй может быть гумманизирован. Возможно, именно поэтому он остался в России. После революции он сначала жил в Ленинграде, а затем переехал в Москву, где зарабатывал себе на жизнь скудными переводами. До конца своих дней он не смог смириться с бесчеловечностью и жестокостью новой власти.

В начале творческого пути в лирике Мандельштама явно просматривается тема хрупкого человеческого мира перед величественным ликом непознанной вечности и судьбы. С детской непосредственностью поэт верит и не верит в этот устрашающий образ. Уже на фоне этой бесконечности поэт размышляет о вполне человеческих вещах:

Нам ли, брошенным в пространстве,

Обреченным умереть,

О прекрасном постоянстве

И о верности жалеть!

Он понимает, что человечество часто забывает о своем высоком предназначении в этом мире, распыляясь на мелкие и ненужные вещи.

И под временным небом чистилища

Забываем мы часто о том,

Что счастливое небохранилище —

Раздвижной и прижизненный дом.

В поэзии Осипа Эмильевича довольно интересно представлен мир вещей. Поэт не придавал материальным ценностям большого значения, поскольку перед лицом вечности, они неминуемо превращаются в прах.

Вбивайте крепче сваи,

Стучите, молотки,

О деревянном рае,

Где вещи так легки!

У поэта много стихов о Петербурге. Мандельштам неоднозначно относится к городу, где прошла часть его детства и юность. С одной стороны, он любил этот город как свою родину, где известен каждый закоулок, каждая травинка: «Я вернулся в мой город, знакомый до слез». С другой стороны, суровый Петербург ассоциируется у поэта с чем-то зловещим и непостижимым, как сама смерть: «В Петербурге жить — словно спать в гробу». В то же время этот холодный город притягивает поэта, он возвращается в него вновь и вновь:

В Петербурге мы сойдемся снова,

Словно солнце мы похоронили в нем,

И блаженное, бессмысленное слово

В первый раз произнесем.

Осип Эмильевич, родившийся в конце XIX века и свой творческий путь прокладывавший в начале XX столетия, ощущал себя поэтом своеобразного перелома веков, когда старая эпоха сменяется новой. Он остро чувствует разрыв между прошлым и будущим, хорошо известным и добрым, как ласковые материнские руки, и неизведанным, устрашающим, словно дикое животное, бросающимся на всех кому выпало оказаться поблизости:

Мне на плечи кидается век-волкодав,

Но не волк я по крови своей:

Запихай меня лучше, как шапку в рукав

Жаркой шубы сибирских степей...

Всю свою жизнь Мандельштам был влюблен в древнюю Элладу, прекрасно ощущая связь русской культуры с эллинизмом: «Все перепуталось, и сладко повторять: Россия, лета, Лорелея». Многих великих русских поэтов, таких как А. С. Пушкин или К. Н. Батюшков, он относил именно к «эллинской линии» и безмерно любил и уважал их за это.

А я пою вино времен —

Источник речи италийской,

И в колыбели праарийской

Славянский и германский лен!

В своих стихах он много рассуждает о поэзии и о роли поэта, его творчества в жизни общества. Эта тема плавно сливается с мотивом творчества в современной русской поэзии. Судьба поэта, по мнению Мандельштама, всегда оказывается трагической.

Здесь пишет страх, здесь пишет сдвиг

Свинцовой палочкой молочной,

Здесь созревает черновик

Учеников воды проточной.

В 20-30-х годах XX века в силу грозных и трагических событий, происходящих в России, в творчестве Осипа Эмильевича все громче и громче зазвучало социальное начало. Поэт не приемлет авторитаризма и подавления свободы личности новой властью. Доходит до того, что поэт открыто стал выступать против жестоких законов Советского государства. В 1930 году Мандельштам создал стихотворение «Четвертая проза», в котором он раскрывает несправедливости, творящиеся при новом режиме. Три года спустя появилось еще более негодующее стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны», которое по праву воспринимается в качестве эпиграммы на Сталина:

А где хватит на полразговорца,

Там припомнят кремлевского горца.

Его толстые пальцы, как черви, жирны,

А слова, как пудовые гири, верны,

Тараканьи смеются глазища

И сияют его голенища.

Безусловно, новая власть не могла простить подобного отношения к Советской действительности, а главное к вождю. Стихи Мандельштама были запрещены, а самого его арестовали в 1934 году. Поэта отправили в ссылку на Северный Урал, где у него развивается душевная болезнь. Дело в том, что ожидание смерти и неожиданно мягкий приговор подкосили психическое равновесие Осипа Эмильевича. Он вдруг начал создавать произведения, в которых звучит прославление Советской власти, хотя многие литературоведы, да и он сам списывают это исключительно на его душевное расстройство. После ссылки поэт около года «как в страшном сне», по мнению Ахматовой, прожил в окрестностях Москвы.

В 1938 году Мандельштама арестовали вновь «за контрреволюционную деятельность». Его приговорили к отбыванию срока на Колыме, однако поэт скончался по дороге. Более двадцати лет его творчество находилось под запретом в СССР, однако стихи Осипа Эмильевича все же дошли до читателей, более того, проникли в души и навсегда обессмертили имя поэтам

Народу нужен стих таинственно-родной,

Чтоб от него он вечно просыпался

И льнянокудрою, каштановой волной —

Его звучаньем — умывался.




See also: