1. Два направления в биологии.

2. Нравственный выбор героя.



3. Смысл названия романа.

Какую ниву палачи топтали,

Давили беспощадным колесом.

О, если б все замученные встали

И рассказали правду обо всем!

В. Боков

Роман В. Дудинцева «Белые одежды» (1987) рассказывает о противостоянии двух направлений в биологии, о людях, самоотверженно служащих науке, о цене прогресса. Отечественным ученым принадлежит немало замечательных открытий. Однако история науки знает не только радостные, - но и печальные события. В годы сталинизма гонению подверглась генетика. Она была объявлена «лженаукой», «реакционным учением». Истинным же, единственно правильным в биологии признавалось так называемое мичуринское направление, которым руководил президент Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук академик Т. Д. Лысенко. На самом деле это была вульгарная интерпретация учения Мичурина.

«Лысенковцы» — это псевдоученые, приспособленцы, заручившиеся поддержкой Сталина. Генетики — подлинные ученые, высокоодаренные люди, несущие ответственность за дело, которому служат, — немало пострадали за свои убеждения. Почему же сложилась такая ситуация? Лысенко раздавал щедрые, несбыточные обещания: вот-вот появятся чудесные сорта картофеля, пшеницу будут выращивать даже в северных районах, а значит, страна будет завалена хлебом... Так Лысенко смог войти в доверие к Сталину и получил власть в науке. Но «лысенковщина» снискала и симпатии простого народа. И это были искренние симпатии, они не были вызваны страхом перед гневом вождя. Эти симпатии привели к тому, что «лысенковщина» обрела второе дыхание — уже при Хрущеве. Исследователь Г. Гачев объясняет это любовью народа к утопии: хочется верить в сказку о молочных реках и кисельных берегах, самому же «на печи лежать и только руководить, а дубина труда «сама пойдет»». Получается, что Лысенко искусно сыграл на психологии людей. Но если бы только на психологии, на коллективном бессознательном, отраженном в сказках! Академик принял во внимание не только сказки, но и реальность. Война отгремела совсем недавно. Голод закончился еще не везде. Человеческим горем, мечтой народа о том, чтобы все наконец наелись досыта, и воспользовался Лысенко. Это по меньшей мере низко и подло. Генетики же со своими кропотливыми изысканиями, с честной, самоотверженной работой псевдоученым мешали. Обнародованные успехи генетиков означали бы крах «лысенковцев», выявили бы несбыточность их обещаний.

Я считаю, что самая главная тема русской литературы — нравственный выбор героя. Достаточно назвать такие великие имена, как Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, А. П. Чехов. Литература XX века продолжает эту традицию. В романе Дудинцева свой выбор делает ученый Федор Иванович Деж-кин. Академик Рядно, представляющий взгляды Лысенко, направляет Дежкина в институтский городок с целью разоблачить «подпольное кубло», ставящее опыты по генетике. Но Дежкин, познакомившись с опытами Ивана Ильича Стригалева, убеждается в силе генетики. Нравственный выбор героя заключается в ответе на вопрос: сказать правду о «кубле» или скрыть ее? Дежкин выбирает последнее. Но советских людей с детства учили всегда говорить правду. Увы, Федор Иванович хорошо знает, к чему это может привести. Когда-то, будучи школьником, он участвовал в геологической экспедиции. Федор выдал всю правду о ее руководителе. Правда эта оказалась для геолога губительной: с тех пор его больше не видели. Таким образом, «пионерская» правда может быть страшнее лжи. И Дежкин не хочет, чтобы его правда еще раз «заслонила свет хорошему человеку». Федор Иванович начинает вести опасную и тонкую игру. Он делает все возможное, чтобы спасти для стра-,ны важнейшее открытие — полученный гибрид картофеля. Но герой не заявляет открыто об изменении своих взглядов. Что это — двуличие? Вовсе нет. Это мудрость. Это ответ Дудинцева на вопрос: как выжить в страшную эпоху, не идя на компромиссы со своей совестью, не отрекаясь от высокой нравственности?

Борьба добра и зла вечна, и проблема, поставленная Дудинцевым, относится не только к советской действительности 1940-х годов. Конечно, замечательно было бы, если бы добро побеждало зло открыто. Но силы часто оказываются неравны, поэтому добру не всегда стоит заявлять о своих истинных убеждениях, оно должно стать хитрее, побеждать врага его же оружием. Я восхищаюсь людьми, которые смело высказывают свою позицию. Но не всегда это будет наилучшим решением. Конечно, каждый вправе выбрать, как ему поступить. Можно бороться открыто, но тогда велика вероятность того, что борьба будет чересчур короткой и вряд ли приведет к значительным результатам. А можно притворяться, но притворство это будет благородным и плодотворным. Нужно разобраться в ситуации и выбрать правильный путь. Но это сегодня можно спокойно выбирать. А в сталинскую эпоху, как я считаю, верным решением было — схитрить. Какой смысл высказывать свои убеждения, жертвовать жизнью ради науки, если, лишившись жизни, ты для науки уже ничего не сделаешь? Получается, что эта жертва будет бессмысленной. И правы были люди, которые, объявляя себя сторонниками Лысенко, получали доступ в лаборатории, а тайно ставили опыты по генетике. Только так можно было сохранить себя одновременно физически и духовно.

Почему роман назван «Белые одежды»? «Сии, облеченные в белые одежды, — кто они и откуда пришли?» — эти строки из Откровения Иоанна Богослова стали эпиграфом к роману. Согласно Иоанну Богослову, в белых одеждах предстанут праведники в Судный день. В произведении Дудинцева белые одежды словно надеты на ученых-генети-ках, на тех, кто остался чистым среди грязи, не предал свои идеалы. И в этом контексте снова звучит идея лжи во спасение: героиня Елена Блажко говорит о том, что белые одежды иногда необходимо прятать в шкаф, прикрывать их чем-то. Роман Дудинцева — это призыв не запятнать «белых одежд», при любых обстоятельствах остаться верным своим убеждениям.




See also: