Неоднозначная и даже несколько скандальная повесть «Дубровский» была написана А. С. Пушкиным в 1833 году. К тому времени автор уже успел повзрослеть, пожить в светском обществе, разочароваться им и существующими государственными порядками. Многие его произведения, к тому времени относящиеся, находились под цензурным запретом. И вот Пушкин пишет о некоем «Дубровском», молодом, но уже бывалом, разочарованном, но не сломленном житейскими «бурями», человеке 23-х лет. Пересказывать сюжет нет смыла — его читал и знает наизусть каждый. Главный вопрос: «разбойник» ли Владимир Дубровский. Вопрос № 2: «может ли «разбойник» быть «благородным»? Возьмем историю, лежащую на поверхности, с которой пушкинская повесть в известном смысле перекликается — о Робине Гуде. Известнейший персонаж англоязычного фольклора, якобы реально существовавший человек либо собирательный образ, символизирующий извечную тягу простого люда, угнетаемого и обираемого нещадно, к «защитнику» и «благодетелю». Чтобы отнимал у богачей, на чужом горе-несчастье жиреющих, и раздавал «по потребности». Здесь, в тексте «Дубровского», в нескольких местах упоминаются мифические «ограбления» не бедствующих господ. А также — «выпускание на свободу» бедного сына после «прочтения письма его матери». Явные ассоциации, по-моему. Хотелось бы сказать, что, по личному моему убеждению, «разбойник» благородным быть не может. Как и мошенник,бандит, насильник или убийца. Все они по определению не могут быть ни «благородными», ни добрыми, ни честными, ни справедливыми. Отнимая — не наведешь мира и гармонии. Возможно, исключением является Юрий Деточкин из чудесной комедии Э. Рязанова «Берегись автомобиля». Ведь он тщательнейшим образом проверял данные о владельцах машин, нажитых нечестным путем… Но это, конечно, герой комедийный, до абсурда доведенный. Итак, поскольку разбойники не бывают благородными, а Дубровский, несомненно, благороден, стало быть, он — вовсе не разбойник. Но тогда — кто же он? Ведь был поджог, в котором погорели приказчики. Отпущены на свободу слуги и работники. Совершены налеты, набеги и ограбления (доказательства которых, впрочем, довольно сомнительны). Для чего все это потомственному дворянину, господину рафинированному и столичному, достойных манер и чистых кровей? Мне кажется, все это было сделано для того, чтобы запугать и впечатлить сытых и довольных собой помещиков, начиная от Троекурова и заканчивая последним соседом, чью фамилию автор не удостоился указать. Показать всем им (а заодно и нам, читателям, и цензурным органам, да и самому государю российскому, пожалуй), что и честного человека до преступления довести можно. Что дворянская беднота не будет до скончания веков несправедливость государственную терпеть. А также (вот и до главного добрались) — сам народ многомиллионный. Притеснения должны иметь предел. Иначе и крестьяне взбунтуются, все пережгут-переломают и в лес разбойничать отправятся. Как в воду глядел Александр Сергеевич…




See also: