1. Дарование писателя.

2. Юношеские годы.



3. Символизм в творчестве Белого.

4. Основные темы и мотивы.

Судьба щедро наделила А. Белого в плане талантов и дарований. Великолепный прозаик, тонко чувствующий поэт, проницательный литературный критик, замечательный филолог, философ, признанный теоретик символизма, полемист, импровизатор, оратор, композитор — и это еще не весь список его достижений.

Б. Н. Бугаев, впоследствии взявший псевдоним Андрей Белый, родился в Москве в профессорской семье. Разносторонность образования мальчика во многом обуславливалась несхожестью в характерах, увлечениях и пристрастиях его родителей. С одной стороны, отец-математик, обладающий аналитическим складом ума и готовящий сына к карьере ученого физика или математика, с другой стороны, мать, любящая музицировать, прекрасно разбирающаяся в искусстве и литературе, с детства пристрастившая мальчика к чтению. Белый долго не мог определить своего предназначения в этой жизни, найти свой путь — слишком многое ему было интересно, более того, с первых шагов сулило успех. Поэт все же окончил естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. Однако всю жизнь был увлечен философией и литературой.

В конце XIX — начале XX столетия наблюдался расцвет русской поэзии. В это время творили А. А. Блок и В. В. Маяковский, В. И. Иванов и В. Хлебников, В. Я. Брюсов и И. Северянин. Шли активные поиски новых художественных средств и приемов в поэзии. Безусловно, Белый не мог остаться в стороне. Именно он стоит у истоков русского символизма. Новое направление не признавало поэтическую узость и практицизм. Требовались совершенно новые художественные методы для проникновения и раскрытия тайн человеческого бытия, постижения человеческой души. Не сразу новое направление нашло своих почитателей. Поэту-новатору пришлось не раз столкнуться с резкими отзывами критики на его произведения. Тем не менее символизм оказал огромное влияние на творчество многих поэтов. В своих поэтических произведениях он сумел создать свой удивительный мир, основывающийся на сплаве естественной соразмерности и откровенной дисгармонии, сочетании возвышенного и низменного, умиротворяющего и возмущающего:

И все же в суетности бренной

Нас вещие смущают сны,

Когда стоим перед вселенной

Углублены, потрясены, —

И отверзается над нами

Недостижимый край родной

Открытою над облаками

Лазуревою глубиной.

Лирический герой поэта также непредсказуем и подвижен. Он соединял в себе вещи, казалось бы, совершенно несопоставимые: хрупкость и стойкость, нежность и мужественность, доброту и ироничность. Он в какой-то мере отражал и самого Белого и его сотоварищей по поэтическому ремеслу, которым выпало жить в переходный период. Как писал сам поэт: «Мы — дети того и другого века; мы — поколение рубежа». Стихотворения поэта то легки и утончены, а то громоздки и массивны.

Пожаром склон неба объят...

И вот аргонавты нам в рог отлетаний трубят... Внимайте, внимайте.:.

Довольно страданий!

Здесь явно просматривается тонкая граница между естественностью и наигранностью, природной гармоничностью рассудительностью. Нередко в произведения писателя вихрем врывается русская народно-плясовая и народно-песенная стихия. Перед глазами читателя возникают колоритные зарисовки обыденной жизни:

Что там думать, что там ждать:

Дунуть, плюнуть — наплевать:

Наплевать да растоптать

Веселиться, пить да жрать.

Гомилетика, каноника —

Раздувай-дува-дувай, моя гармоника!

С детства любивший музыку, поэт считал ее наиболее выразительным из искусств. Он обладал даром прекрасно чувствовать границу между звукрм, словом, цветом. В некоторых своих произведениях он пытался перенести музыку на бумагу. Можно вспомнить его знаменитый роман «Петербург», созданный в стиле ритмической прозы. Не менее музыкальны и его поэтические симфонии в прозе: «Драматическая», «Северная симфония», «Кубок метелей» и др. Слово у Белого — это не просто звук, а еще и мелодия и целое музыкальное произведение:

Мои слова — жемчужный водомет,

Средь лунный слов, бесцельный, но вспененный, —

Капризной птицы лет,

Туманом занесенный.

В лирике Белого часто затрагивается еще одна вечная тема — тема России. Поэт — патриот своей страны. Он любит и верит в великую будущность своей родины. Тем больнее ему видеть страдания русских людей:

Там — убогие стаи избенок,

Там — убогие стаи людей.

Мать Россия! Тебе мои песни, —

О немая, суровая мать! —

Здесь и глуше мне дай, и безвестней

Непутевую жизнь отрыдать.

Рассуждая о родине, он говорил: «А вот что всерьез, это моя любовь к России и русскому народу, единственное, что во мне не разбито, единственная цельная нота моей души». В грозные годы в стихах поэта о родине даже появился некоторый надрыв, плавно переходящий в иступленное заклинание. Будучи интеллигентом, умнейшим и образованным человеком, Белый быстро осознал, какие тяжелые испытания еще ждут Россию. Революция — это, по мнению поэта, искупительное страдание и великое народное очищение. Смятение и ожидание несчастья можно увидеть в стихах, написанных в 1917 году:

Рыдай, буревая стихия,

В столбах громового огня!

Россия, Россия, Россия, —

Безумствуй, сжигая меня!

В творчестве поэта представлена также и любовная тема, однако чаще всего она звучит печально. Поэт связывает это. чувство прежде всего с сердечной болью, страданием, одиночеством. Прекрасный сон всегда неминуемо заканчивается, и человек остается один на один со своими несбывшимися местами и ожиданиями.

Боль сердечный ран,

И тоска растет.

На полях — туман.

Скоро ночь сойдет.

Ты уйдешь, а я

Буду вновь один...

Очень часто в своих произведениях Белый обращался к теме смерти. Она и пугала, и одновременно притягивала его. Это и великое испытание, и освобождение от боли и страдания. Белый переживал, что не сможет правильно распорядиться отпущенным ему временем, что не успеет завершить все начатое им.

Золотому блеску верил,

А умер от солнечных стрел.

Думой века измерил,

А жизнь прожить не сумел.

Не смейтесь над мертвым поэтом:

Снесите ему цветок.

Безусловно, он являлся уникальной и неповторимой индивидуальностью со сложной трагической судьбой. По мнению известного литературоведа Д. Е. Максимова, «он был человеком, наделенным большой силой и большой слабостью, “русским странником”, безбытным, бездомным, кочующим, неприкаянным, таким, как Велемир Хлебников, Марина Цветаева и Владимир Соловьев»




See also: