1. Особенности конфликта, стиля, художественных средств в произведениях молодежной прозы.

2. Автор и герой.



3. Повесть В. П. Астафьева «Звездопад».

В середине 20-го столетия в советской литературе все заметнее набирает силу стремление к правдивому воссозданию жизни, писатели уделяют все больше внимания проблемам гуманизма, нравственности. Но это вовсе не означает, что авторы лишь скрупулезно отображали жизнь во всех ее проявлениях, напротив, именно для этого периода характерен расцвет лирической прозы. Мы можем вспомнить целый ряд замечательных произведений писателей-фронтовиков, проникнутых особенной лирической интонацией: «Батальоны просят огня» (1957 г.), «Последние залпы» (1959 г.) Ю. Бондарева, «Девять дней (Южнее главного удара)» (1958 г.), «Пядь земли» (1959 г.) Г. Бакланова, «Третья ракета» (1962 г.), «Фронтовая страница» (1963 г.) В. Быкова и др.

Что общего между всеми этими произведениями? На мой взгляд, роднит романы и повести писателей — представителей молодежной прозы — то, что главные герои являли собой воплощение авторского опыта, часто образ автора явственно проглядывался сквозь образ персонажа. Война в описании представителей молодежной прозы описана без малейших прикрас, со множеством жестоких подробностей. Но, возможно, в силу молодости авторов, военные картины все же овеяны некоей романтикой.

В моей работе я хотел бы остановиться на анализе повести Виктора Петровича Астафьева «Звездопад», написанной им в 1960 году. Это небольшое по объему произведение представляется очень емким, оно показывает читателю целую эпоху в жизни девятнадцатилетнего юноши. Те несколько месяцев, что он провел в краснодарском госпитале, отпечатались в его душе и памяти на всю жизнь.

В повести нет ни одного описания военных действий. Написанное спустя пятнадцать лет после войны, произведение, на мой взгляд, представляет собой некий итог размышлений автора о тех событиях. Астафьев здесь воздерживается от рассказов о боях, героических подвигах, великих бедствиях народа. История как будто совершенно будничная. Мы читаем о далеком от комфорта, но все же не лишенном приятных моментов быте обитателей госпиталя, о том, как они стараются «урвать», «ухватить» все возможные преимущества пребывания в больнице. Однако автор не позволяет нам ни на секунду усомниться в готовности этих солдат встать под ружье, как только это станет для них возможно.

В этой повести много автобиографического. Главный герой «Звездопада» Михаил тоже сибиряк, воспитывался в детском доме, учился на составителя поездов, как и сам Виктор Петрович Астафьев. Читая это произведение, невольно проникаешься убеждением, что и эта романтическая история произошла с самим автором повести. «Звездопад» — произведение, пронизанное глубоким лиризмом. Тема любви начинает звучать в провести с самых первых строк. Едва юноша открывает глаза, придя в себя после тяжелой операции, его взору предстает молодая медсестра, в которую солдатик влюбляется с первого взгляда. Автор далек от романтизма. Где-то между строк мы можем понять, что эта любовь вовсе не нечто уникальное, неземное. Девятнадцатилетний детдомовец Михаил ни разу не встречался с девушкой до той поры. Побывав на грани жизни и смерти, подсознательно Миша приходит к потребности встретить свою любовь. И первая увиденная им девушка — миловидная обаятельная медсестра Лидочка сразу покоряет его сердце.

Безусловно, есть в повести немало трагических моментов: умирают люди, и те, кто еще вчера разделяли с ними больничную палату, не сразу смиряются с утратой. Астафьев описывает и разоренный город, с разрушенными домами и развороченными улицами, народ, живущий в постоянной нужде. Но все же, в целом, «Звездопад», по моему мнению, одно из самых оптимистичных произведений Астафьева. Так много в повести никогда не унывающих героев, такая ощущается солидарность между ними, что невольно проникаешься уверенностью в том, что такой народ, такие люди не могли не выйти победителями из страшной кровопролитной войны. Это в немалой степени обусловлено тем, что мы видим город военных лет, госпиталь, полный раненных, глазами очень молодого человека. Юношеское жизнелюбие, стремление познать жизнь способны победить боль и ужас войны. И это мы видим не только в молодом солдате, но и в девушке, полюбившей его так глубоко и самоотверженно. Финальные страницы повести полны щемящей боли. И читатель сочувствует оставляемой в тылу девушке едва ли не больше, чем уходящему на фронт солдату. Глубоко трогает сцена прощания Михаила с Лидой. На память приходят строки из стихотворения Владимира Высоцкого:

...Так случилось — мужчины ушли,

Побросали посевы до срока, —

Вот их больше не видно из окон —

Растворились в дорожной пыли.

Вытекают из колоса зерна —

Эти слезы несжатых полей,

И холодные ветры проворно

Потекли из щелей.

Мы вас ждем — торопите коней!

В добрый час, в добрый час, в добрый час!

Пусть попутные ветры не бьют, а ласкают вам спины...

А потом возвращайтесь скорей:

Ивы плачут по вас,

И без ваших улыбок бледнеют и сохнут рябины...

Повесть Виктора Астафьева «Звездопад» напоминает исповедь. Читателю видится немолодой уже, зрелый человек, который заглянул в свое прошлое и увидел в нем сквозь кровавые военные картины блики первой любви, самой чистой, беззаветной, незабываемой.




See also: