1. «Мертвые души” — история создания и замысел.

2. Основная мысли произведения.



3. Души «мертвые” и «живые” в поэме.

4. Значение композиции в понимании произведения.

5. Россия — страна «живых” душ.

Зревшее на протяжении нескольких десятилетий желание Н. В. Гоголя написать большое эпическое произведение, посвященное судьбе России, привело писателя к замыслу поэмы «Мертвые души». Началась работа в 1835 году и законченной не считается. Сюжет, подсказанный А. С. Пушкиным, определил всю картину в целом: «Показать Русь с одного боку», то есть выявить и вскрыть все отрицательные стороны российской действительности. Однако конечный замысел Гоголя являлся во всенародном обличении скрытых пороков российского народа и одновременно — в представлении «на всенародные очи» того, что, по мнению писателя, могло спасти Россию. Именно широта замысла и определила эпическую форму произведения. Среди исследователей творчества Гоголя существует версия, что во многом писатель опирался на эпос Гомера и «Божественную комедию» А. Данте. Первоначально «Мертвые души» задумывались как трехчаетное произведение, из которых первая являлась бы своеобразной аллегорией Дантова ада, вторая и третья — чистилищем и раем соответственно. Вместе с героями первой части путешествие через чистилище в ад должна была совершить и сама Россия. Но, кроме первого тома, нет больше законченных частей «Мертвых душ».

В своей поэме в прозе писатель хотел показать «всю Русь». В тексте воссоздаются волей автора разнообразные типы помещиков, праздно живущих за счет тяжкого крестьянского труда в своих усадьбах. Сатирическим слогом обрисованы образы взяточников, воров и кознокрадцев, занявших государственные посты и должности. Авторской волей выводится новый тип человека — буржуа, дельца, хитрого предпринимателя.

В тексте выражение «мертвые души» имеет двоякозначащий смысл. С одной стороны, это те самые ревизские крестьяне, значащиеся по списку живыми, но таковыми не являющиеся. Но это поверхностное и неверное понимание вопроса. Основная суть этого словосочетания раскрывается именно в образах помещиков и буржуа — приземленных, душевно безжизненных, отталкивающих. Но позади «мертвых» душ стоят души «живые» — это непобедимый и великий народ русский. Именно его, живого и сильного, символизирует мчащаяся птица-тройка, возникающая в финале произведения. Три композиционных звена, тесно связанных между собой, необходимы для лучшего понимания авторского замысла и основного значения «мертвых» душ. Первая глава — вступление к поэме и набросок, краткий анонс грядущих в дальнейшем событий.

Первое композиционное звено, охватывающее главы со второй по шестую, является красочной иллюстрацией образов существующих помещиков. На протяжении этого повествования практически не наблюдается развития действия. Здесь Гоголь многократно повторяет одну и ту же ситуацию: приезд Чичикова к одному из помещиков, дальнейшие торги и покупка душ. Помещики, представленные один за другим читателю, все больше и больше внушают отвращение. Верно подобранный порядок следования отталкивающих образов направлен на их сравнение между собой. Тем самым отрицательное впечатление читателя с каждой поездкой только усиливается. Все главы этого отрывка построены по единой схеме: описание деревни, усадьбы, интерьера, затем — довольно обширный портрет самого чиновника, его привычек и черт характера. В понимании образов помещиков важное значение играет также и их возраст. Открывает галерею человеческих уродов «прекраснодушный» мечтатель Манилов, а завершает Плюшкин — «прореха на человечестве», впавший в мертвый сон духовной деградации человек. Возрастной подтекст очевиден — не к лицу взрослому и серьезному человеку, ищущему новых путей развития юношеская мечтательность и беспечность.

Все помещики представлены как закостеневшая, но мощная сила, полностью лишенная патриотических мыслей. Эта сила не развита духовно и не способна выполнять возложенные на нее обязанности. Все помещики, по отдельности каждый из которых представляет определенный тип паразитизма, создают цельный и обобщенный образ помещичьего сословия в рамке крепостнической России.

Второе звено композиции, охватывающее с седьмой по десятую главы, живописует внутреннюю сущность губернского города и его жителей. Здесь также представлено описание дворян. Если до этого писателю было важно показать их типологию по отдельности, то теперь он делает собирательную характеристику сословия. Центральное место этого отрезка посвящено описанию чиновничьего аппарата. Здесь уже нет той широкой портретной галереи, что в первом звене. Писатель не посвящает много времени точному описанию каждого из чиновников, выхватывая только отдельные, но самые значимые и типические черты, которые затем объединяются в групповой портрет. Если помещики индивидуализированы, то чиновничье племя сознательно обезличено. Однако, как и помещики, чиновники также несут в себе социальное зло.

Третье звено — заключительные главы — целиком посвящено главному сюжетообразующему герою

— Чичикову. Его описание нарочно дано после тщательной прорисовки той социальной среды, к которой он принадлежит. Однако Чичикова нельзя в полной мере отнести к «мертвым» душам. Он человек иной формации и ионного мировосприятия. Делец с основной ставкой на капитал, целеустремленный, активный, изобретательный, но скрытный и скользкий, он — та «страшная и подлая сила», которая приходит на смену изжившему себя помещичье-чиновничьему аппарату. Но она не способна помочь в возрождении России.

Всему этому произволу противостоит народ — живой и сильный. Именно на него возлагает надежды писатель: «Выражается сильно российский народ, и если наградит кого словцом, то пойдет оно ему в род и потомство, утащит он его с собой и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света». Он убежден, что нет у народа меткого и бойкого слова. Бескрайние российские просторы и горькая судьба обитающих там крестьян наводит на мысль о необходимости перемен, так как «удалая, полная силы национальность» несовместима с отупляющим господством «мертвых» душ.




See also: