Баллады самые популярные поэтические произведения Шиллера - сочинение
К лучшим и наиболее популярным поэтическим произведениям Шиллера, несомненно, относятся его баллады, в преобладающем большинстве написанные в 1797 году. Этот год в истории творческого сотрудничества Гете и Шиллера принято называть «годом баллад». Оба поэта вступили опять как бы в творческое соревнование, и подобно тому как в 1796 году к письмам из Иены в Веймар и обратно прилагались эпиграммы («Ксении»), так в 1797 году к письмам прилагались баллады. Первая группа баллад Гете я Шиллера появилась в «Альманахе муз» за 1798 год. В нее вошли следующие баллады Шиллера: «Кубок», «Перчатка», «Поликратов перстень» и «Ивиковы журавли». За ними последовали: «Рыцарь Тогенбург», «Хожденье на железный завод», «Бой с драконом», «Порука» и «Геро и Леандр». В 1802 году появилась «Кассандра» и, наконец, в 1803 году «Граф Габсбургский».
Идейную основу баллад составляют этические проблемы. Поэт стремится отразить в частном случае человеческой жизни закономерность поведения человека, показать силы, управляющие жизнью людей. Само обращение к жанру баллады свидетельствовало о том, что субъективизм и склонность к рефлектированию отступают на задний план, субъективно-лирический элемент уступает место эпическому и в особенности драматическому.
Характерной чертой баллад Шиллера является их глубокий внутренний драматизм. В пределах одного сравнительно небольшого стихотворения действие подразделяется как бы на акты, а некоторые из баллад, например «Кубок», «Перчатка», «Поликратов перстень», «Порука» и др., написаны даже в форме драматического диалога. Во всех балладах ощущается рука гениального драматурга. «Год баллад» является прелюдией к последующим крупнейшим классическим драмам. Чтобы охарактеризовать баллады именное этой стороны, мы подробнее остановимся на четырех из них.
«Кубок» (заглавие дано В. Жуковским, у Шиллера баллада называется «Водолаз») начинается без всякого эпического введения обращением короля к окружающим его придворным: кто отважится опуститься в морскую пучину и достать золотой кубок, который король при этих словах бросает в водоворот. Такова завязка - испытание храбрости, способности идти на риск. Дальнейшее развитие действия (молчание рыцарей, храбрость пажа и т. д.) идет по линии нарастания драматического напряжения. События естественно делятся на пять этапов, или актов: первый вызов короля (строфы 1-3), второй - паж бросается в пучину (строфы 4-12), третий - паж возвращается с кубком и рассказывает о своей борьбе с волнами (строфы 13-23), четвертый - второе испытание, предлагаемое королем (строфы 24-26), пятый - гибель пажа (строфы 27-28).
В первый раз паж бросается в водоворот, чтобы доказать свою мужественность и моральное превосходство над рыцарями. Этот подвиг он совершает во имя утверждения своей личности, во имя чести. Второй раз он бросается в водоворот во имя конкретной цели - личного счастья. Ему удается благополучно выйти из первого испытания, и, полный веры в свою способность победить любые препятствия, он вторично испытывает судьбу, но на этот раз стихия одерживает над ним победу. Поэт заканчивает волнующую драматическую балладу эпическим двустишием:
Приходит, уходит волна быстротечно,
А юноши нет и не будет уж вечно!
В этих словах слышится признание слепой мощи природы. Но еще сильнее звучит в балладе мотив гордости за человека, прославление величия его духа, смелости, подвигающей его на подвиги. Большим драматизмом отличается и баллада «Поликратов перстень». Рассказ о счастливой жизни и печальном конце Поликрата взят Шиллером из третьей книги «Истории» Геродота. В ней подробно повествуется о том, как Поликрат поднялся из простых людей до вершины власти и стал правителем острова Самоса; ему всю жизнь улыбалось счастье, но в конце концов он был взят в плен и распят на кресте одним из персидских правителей. «До этого довело Поликрата, - заключает Геродот, - его необыкновенное счастье, как предсказывал ему египетский царь Амазис».
Шиллер соединил рассказанные у Геродота отдельные случаи и обстоятельства жизни Поликрата в единое драматическое целое, свел их к небольшому отрезку времени и места. Действие баллады занимает всего два дня и состоит из двух небольших сцен. Диалог между Поликратом и его другом, египетским царем Амазисом, раскрывает исключительную с
удьбу Поликрата, которому сопутствует удача во всех его делах. Чрезмерное счастье Поликрата пугает Амазиса, оно противоестественно, так как нормальная жизнь человека представляет собой сочетание радостей и горя, сменяющих друг друга. Амазис советует другу:
Чтоб верной избежать напасти,
Моли невидимые власти
Подлить печали в твой фиал.
И тогда Поликрат в знак жертвы богам бросает золотой перстень в море, но наутро повар вынимает его из пойманной рыбы и возвращает Поликрату; Амазис усматривает в этом несомненный признак того, что боги не принимают добровольной жертвы правителя Самоса и хотят его гибели. Амазис спешит отказаться от такого опасного друга и покидает его.
Не менее драматично построена и баллада «Перчатка» В присутствии короля Франциска и его придворных собравшихся смотреть зверинец, дама роняет свою перчатку в ров, где находятся лев, тигр и барсы Она просит влюбленного в нее Делоржа доказать свою любовь подвигом - достать перчатку. Он исполняет просьбу красавицы, а затем бросает ей перчатку в лицо, отвергая ее любовь за то, что она ради прихоти, каприза готова была подвергнуть его смертельной опасности.
Баллада «Ивиковы журавли» четко распадается на пять драматических актов, из которых третий является кульминационным. Первое событие - смерть певца Ивика убитого в лесу разбойниками, в то время как он шел на праздник в Коринф. В момент гибели Ивика над лесом пролетала стая журавлей; умирающий певец призывает птиц отомстить за его смерть, мы видим греков, собравшихся на праздник и узнавших о гибели Ивика. Всех охватывает жажда возмездия за гнусное убийство, и вместе с тем всем очевидно, что виновников смерти невозможно найти третий, кульминационный акт - появление на сцене хора Эриний (то есть богинь мести), которые поют:
Блажен, кто незнаком с виною,
Кто чист младенчески душою!
Мы не дерзнем ему вослед:
Ему чужда дорога бед…
Но вам. убийцы, горе, горе!
Как тень, за вами всюду мы,
С грозою мшения во взоре,
Ужасные созданья тьмы.
Грозное песнопение Эриний пробуждает страх в душах виновников убийства Ивика. Наступает четвертый акт: над собравшимися пролетает стая журавлей. Один из убийц, вспомнив предсмертные слова Ивика, взывавшего к журавлям, думает, что это те самые журавли и выдает себя восклицанием: «То Ивиковы журавли!» Преступление отягчает совесть человека, и, как бы он ни старался, ему не подавить память о нем; черные дела не могут не всплыть на свет, ив самом преступлении заложено зерно кары за него. Наступает развязка - пятый акт; убийц схватывают, они сознаются в своем преступлении, их судят и казнят.
Шиллер в «Ивиковых журавлях», так же как и в «Торжестве победителей» и других стихотворениях на античные темы, проявил глубокое знание жизни и культуры древней Греции. Когда он послал готовую рукопись баллады Карлу Беттигеру, крупнейшему знатоку культуры античности в тогдашней Германии, последний был поражен метким и верным изображением этой далекой эпохи. Циклом баллад собственно и заканчивается лирическое творчество поэта. После этого он написал сравнительно небольшое число стихотворений, если не считать стихов, вставленных в драму о Вильгельме Телле.
Однако неудовлетворенность действительностью, сознание ее несовершенства, чувство боли за человечество, обреченное на страдания, испытывающее гнет несправедливости, никогда не приводят Шиллера к отрицанию ценности жизни. Наоборот, через всю поэзию Шиллера проходит идея красоты жизни, величия человеческого духа, он является певцом мужества, стойкости и непримиримости по отношению ко всему, что уродует красоту мира. В силу этого поэзия Шиллера рождает не мрачное мировосприятие, не бесплодно-пессимистическое отчаяние, а веру в человека и в жизнь. Вся его лирика озарена великими идеалами гуманности, свободы, стремления к счастью; даже в наиболее печальных стихах Шиллера слышится голос надежды на лучшее будущее человечества.





See also: