Ранние произведения народного творчества отразили многовековую борьбу румынского народа с татаро-монгольскими и турецкими завоевателями. Героические и бытовые сказки, баллады, песни, дойны, как и у всякого народа, стали достоянием не только взрослого слушателя. Поэтическую народную балладу «Миорица» о пастухе и легенду о мастере Маноле и поныне знают и любят в Румынии взрослые и дети. Румынский народ хранит еще один старинный жанр устного творчества - коляды. Эти обрядовые коляды, лишь у немногих народов сохранившиеся в стихотворной форме, исполняются под рождество и на Новый год. Позже, в XIX веке, когда появились в печати сборники народных сказок и песен, многие из них стали издаваться специально   для   детей.   Фольклорные   мотивы   были   характерны и для творчества  писателей,  адресовавших  свои  произведения детям.

Подвиги народных героев, боровшихся за национальную независимость, удалых гайдуков-разбойников, вступавшихся за бедноту, чаще всего воспевались в балладах. Этот жанр позволял народному певцу обстоятельно, остроконфликтно рассказать о жизни героя, обрисовать его характер, раскрыть столкновения с нрагом и воспеть победу над глупыми, жестокими и скупыми богатеями. Таков румын Груя Грозован, совершавший набеги на татар, человек мужественный, находчивый и удалой, таков Кодрян - герой одноименной баллады - гайдук, защитник народный. Подобные же мотивы встречаются в дойнах - своеобразных протяжных румынских песнях бытового и героического характера, которые исполнялись под аккомпанемент цимбал, свирелей и других народных инструментов.



Дойны сострадают горю народа, воспевают ненависть к богачам, стремление сбросить боярское ярмо, славят природу, смену Бремен года, любовь. Сильны в дойнах и свободолюбивые мотивы. Недаром слагались они и в трудный период борьбы с фашизмом, борьбы за установление народной власти в Румынии (1944 год). Тогда особенно популярна была в народе «Дойна Хашулуй» - скорбная песнь о румынских коммунистах-подпольщиках, заточенных в страшную тюремную камеру «X».

Дойна, как и сказка, обычно имеет зачин. Она чаще всего начинается словами о зеленом листе. Раньше название цветка или растения подчеркивало характер песни; например, лист бурьяна был связан с рассказом о веселье, бесшабашной гульбе, лист вишни - с любовными мотивами. Позже это превращается в традиционный зачин дойны:

Яблони листок зеленый!Захлебнись слезой соленой,Где мне хлеба раздобыть,Чей ребят свои»: кормить?(«Крестьянская:»)Подобные зачины встречаются и в балладах.Каждая новая часть как бы отделяется музыкальной паузой:Лист зеленый, лист ореха!Едет друг наш на потеху,Лист зеленый, шип колючий!Ты прощай, мой лес дремучий!(Баллада «Кодрян». Переводы Вл. Нейштадта)

Известным румынским собирателем народных сказок, бережным хранителем национального фольклора был Петре Испиреску (1830-1887). Некоторые из сказок он подверг частичной литературной обработке. Мотивы народных сказок тесно связаны с социальными отношениями в румынской деревне - это главным образом бытовые сказки. Волшебные и героические сказки, кроме мечты о лучшей доле, о победе добра над злом, отражают и исторические судьбы народа, в частности в фантастических образах показывается национальная борьба.

Традиционные герои румынских сказок - добрый молодец Фэт-Фрумос, красна девица Иляна Косынзяна, веселый плут, хитрец Пэкалэ, обводящий вокруг пальца сельских богачей я скряг, превосходящий умом своих односельчан («Пэкалэ в родной деревне»).

Народная, мудрость, пословицы, шутливые присловия и ироничное отношение ко многим сказочным персонажам характерны для румынских сказок. В сказке «Петря-дурак» рассказывается о трех братьях: «Парни - один лучше другого. Старший звезд с неба не хватал, средний их хватал и того меньше, а младший - Петря-дурак не дурак, а сроду так. Известное дело, проживи он хоть тыщу лет, меньшой все равно моложе всех в семье». Шутливое отношение к рассказанному подчеркивается и традиционным зачином, встречающимся почти во всех сказках: «А было это тогда, когда этого и в помине не было. Не случись оно в ту пору, не было б и разговору. Когда росли на тополе груши, на вербе - баклуши. Когда медведи хвостами дрались, а волки с ягнятами целовались. Когда блоху подковывали подковами по шесть пудов каждая, а она прыгала до самых небес, чтобы людям скачки принести. Когда мухи разумели грамоту и счет… кто не верит - тот и врет».

Заканчивается сказка обычно словами: «На коне я прискакал - эту сказку рассказал». Первоначально это было признаком уважения к слушателям, когда сказочники, переезжая из деревни в деревню, спешили поделиться с ними новой сказкой. И слушатели должны были оценить подвиг рассказчика. Позже концовка сказки стала традиционной, подобно тому как в русской «Я там был, мед-пиво пил…».

Озорной, шутливый характер сказок заметен и в таких сюжетах, которые у других народов передаются как лирические или эпические. В  изданиях опубликованы сборники румынских дойн и баллад, народных песен и сказок. В сборники, изданные специально для детей, вошли сказки, обработанные румынскими писателями. По жанру это сказки о животных: «Волшебное яйцо», «Козел, Лиса и Волк» и другие.

Фольклор оказал значительное влияние на формирование творчества многих румынских писателей XIX- начала XX века. Исследователи отмечают, что в поэзии Василе Александри и Джордже Кошбука (1866-1918) используются образы и поэтические формы народных песен, баллад. М. Эминеску, И. Славич, М. Садо-вяну вдохновлялись сюжетами и образами устного народного творчества.

Михай Эминеску (1850-1889) -поэт, классик румынской и молдавской литературы, автор популярной поэмы «Лучафэр», написал прекрасную сказку «Фэт-Фрумос из слезинки рожденный». Иоан Славич (1848-1925), черпая вдохновение в сокровищнице фольклора, создал свои мудрые, добрые, поэтичные сказки «Фея зорь», «Два добрых молодца со звездой во лбу» и другие, хотя широким читательским кругам он более известен как автор романов «Мара» и «Счастливая мельница».

Сказки занимают особое место в творчестве Иона Крянгэ. Писатель не стремится к точной передаче народных сюжетов, а подчиняет их собственному мировосприятию и замыслам. Характерно, что даже в сказках ощущается тяга Иона Крянгэ к реализму, к" реалистическому толкованию волшебных мотивов и сверхъестественных сил. Такова, например, «Сказка про Стана - виды видавшего», где черти жнут и убирают в скирды пшеницу, а маленький чертенок Кирикэ своими руками сооружает для Стана «плетни, сквозь которые и ветру не проникнуть; хлева и загоны для волов и коров; зимний загон для овец; курятники, свинарники, закрома для кукурузы, амбары для пшеницы».

Достоинство книги Иона Крянгэ - в высокой художественности, силе реализма и обобщени-я, подлинной типизации образов, сочной народной речи. Перед читателем течет пестрый поток сельской жизни прошлого века: работа рэзешей ' дома и в поле, выпас скотины, будничные базары и шумные праздничные ярмарки, престольные праздники, церковные молебны и службы, свадьбы и похороны, домашние перебранки мужей и жен, родственников и соседей, потчевание гостей, крестьянские хоры 2, монастырские утехи попов, поветрие чумы. Быт и нравы крестьян родной земли выписаны Ионом Крянгэ правдиво, любовно, со знанием народных традиций, обычаев, верований.

 

 




See also: