Из первых  лицейских стихотворных опытов Пушкина до 1813 года до нас ничего не дошло. Но о них вспоминают товарищи Пушкина по Лицею. «Как теперь вижу,— пишет в своих записках И. И. Пущин,— то послеобеденный класс Кошанского, когда кончивши лекцию несколько раньше урочного часа, профессор сказал: «Теперь, господа, будем пробовать перья: опишите, мне, пожалуйста, розу стихами». Наши стихи вообще не клеились, а Пушкин мигом прочел два четырехстишия, которые всех нас восхитили. Жаль, что не могу припомнить этого первого поэтического его лепета. Кошанский взял рукопись к себе. Это было, чуть ли не в 1811 году, и никак не позже первых месяцев 12-го». В. П. Гаевский со слов других товарищей Пушкина передает, что еще до «Розы»  поэт написал, состязаясь с Илличевским, рыцарскую балладу в подражание балладам Жуковского, но и этот опыт не сохранился .

Самые ранние, дошедшие до нас лицейские стихотворения Пушкина приурочиваются к  1813 году. Лицейская лирика Пушкина характеризуется исключительным    жанровым    многообразием.    Создается впечатление сознательных опытов молодого поэта по освоению почти всех уже представленных в поэзии того времени жанров. Это имело исключительно большое значение в поисках собственного пути в лирике, собственного лирического стиля. Вместе с тем это жанровое многообразие определяет и особенности того этапа русского поэтического развития, который отличался коренной ломкой прежних жанровых традиций и поисками новых. Лицейская лирика Пушкина первых лет отличается преобладанием коротких размеров стиха (трехстопные ямб и хорей, двухстопные ямб и дактиль, трехстопный амфибрахий). Этот же самый ранний период пушкинской лирики характеризуется и значительной длиной стихотворений, что объясняется, конечно, поэтической незрелостью молодого автора. По мере развития гения Пушкина его стихотворения становятся значительно короче.



Все это вместе взятое свидетельствует, с одной стороны, о периоде сознательного ученичества Пушкина по освоению большинства уже разработанных и русской, и западноевропейской поэтической традицией лирических форм, а с другой — о неорганичности для Пушкина почти всех извне пришедших к нему поэтических шаблонов, от которых он впоследствии и довольно скоро начинает освобождаться.

В этот, начальный, период поэтического развития Пушкина, когда все существо его было полно ликующим чувством молодости и прелести жизни со всеми ее дарами и наслаждениями, наиболее привлекательными и, как ему тогда казалось, наиболее свойственными самому характеру его дарования, были традиции поэтической мадригальной культуры XVIII века, растворенной острым вольномыслием французского просветительства.

Молодому поэту было приятно изображать себя стихотворцем, которому стихи даются без всякого труда:

Возможно ли в свое творенье,Уняв веселых мыслей шум,Тогда вперять холодный ум,Отделкой портить небылицы,Плоды бродящие резвых дум,И сокращать свои страницы?

С этой, идущей от галантной поэзии XVIII века, традицией начинает соседствовать другая, также идущая от XVIII века,— державинская, пока еще воспринятая в ее специфически школьном освещении и довольно скоро заглохшая, с тем чтобы возродиться в новых условиях и на иной основе уже в годы творческой зрелости. В первую очередь это,- конечно, «Воспоминания в Царском Селе» (1814), с их идущим от военных од Державина пафосом воспевания славы русского оружия и блестящим воспроизведением чисто державинской поэтики.

Резкое изменение международного и внутреннего положения России после окончания Отечественной войны повлекло за собой не менее резкое изменение отношения передового русского общества к царю, что и не замедлило сказаться на последующей лирике Пушкина. Менялось отношение и к Наполеону. После его низложения европейские монархи во главе с Александр ром I организовали «Священный союз» для борьбы против начинавшихся в разных странах революционных и национально-освободительных движений. В это время, особенно после смерти Наполеона (1821), его имя мало-помалу начинало приобретать в прогрессивных кругах западноевропейского и русского обществ иной смысл и уже противопоставлялось «Священному союзу». -Забывалось при этом, что Наполеон сам в свое время уничтожил республику и объявил себя императором. Новое осмысление личности и деятельности Наполеона нашло свое отражение в целом ряде произведений как западноевропейской, так и русской лирики: в пушкинской оде на смерть Наполеона (1821), в «Ночном смотре» Жуковск




See also: