В историю русской литературы М.Цветаева вошла не только как оригинальная поэтесса, прекрасный эссеист и критик, но и как непревзойденный мастер поэтического перевода, обладающий чувством глубокого понимания внутреннего смысла текста оригинала, предельно бережного к нему отношения, исключительным знанием законов ритмомелодики и тонким эстетическим вкусом, который позволял ей находить в безбрежном море поэтической информации высокие образцы творческой фантазии, ставшие в ее переводах достоянием русской и мировой словесности.

Широко известны переводы Цветаевой с русского языка на французский стихотворений Пушкина и Лермонтова и с языка оригиналов поэтических произведений Ш. Бодлера, Гарсиа Лорки, И. Франко, Важи Пшавелы и др. Принципы, которыми поэтесса руководствовалась в своей переводческой работе, были выражены в ее эссе «Два "Лесных царя"», посвященном сопоставлению перевода В. А. Жуковским баллады И. В. Гете «Лесной царь» с немецким оригиналом. Высокая цель переводчика, считала Цветаева,- проникнуться духом текста оригинала, постараться сохранить его в своем переводе, максимально используя свой поэтический талант, передать читателю красоту поэтической формы того или иного шедевра.



«Я перевожу по слуху - и по духу (вещи). Это больше, чем "смысл"» - вот кредо Цветаевой-переводчика.

Работа поэта, занимающегося переводом, немыслима без вдохновения. А оно - результат упорного проникновения в глубинный смысл поэтического текста, погружения в атмосферу контекста всех произведений автора, связанных тематически со стихотворением, выбранным для перевода.

«Идя по следу поэта, заново прокладывать всю дорогу. которую прокладывал он… заново прокладывать всю дорогу по мгновенно зарастающим следам» - вот, по Цветаевой, путь поэта-переводчика.

В школьных программах достойное место занимают имена представителей мировой литературы. Среди них имя одного из лучших поэтов XX века - испанца Федерико Гарсиа Лорки (1898-1936), чья судьба и творчество постоянно волновали Марину Цветаеву. Слова Ф. Гарсиа Лорки: «Искусство поэзии - это любовь, мужество и жертва»,- были созвучны творческому; кредо русской поэтессы. Известие о расправе фашистских путчистов над Лоркой оставило глубокую, незаживающую рану в сердце Цветаевой. Жизнь его оборвалась так же рано, как и жизнь преданно любимого ею Пушкина. Вновь злодейство насилием лишало Поэзию правдивого голоса. А разве не это же происходило в задавленной тоталитаризмом стране, куда она вынуждена была вернуться из эмиграции? Сказать свое слово о Лорке, перевести на русский его стихи - означало для Цветаевой сказать о тех, кто был вырван из жизни репрессиями сталинских вандалов.

«Я испанец до мозга костей,- сказал Ф. Гарсиа Лорка незадолго до своей гибели,- и не мог бы жить в любом другом месте земного шара, но мне ненавистен всякий, кто считает себя выше других по одному тому, что он - испанец. Я брат всем людям, и мне отвратительны, кто любит родину всякую и приносит себя в жертву пустым националистическим идолам».

Разве не приносились в жертву миллионы людей во имя пустых идей и идолов в ее стране?

«Гренада научила меня, писал Лорка,- быть с теми, кого преследуют-' с цыганами, неграми, евреями, маврами»

А разве не с преследуемыми была и Марина Цветаева? Именно об этом писала она в эссе «Мой Пушкин», рассказывая читателям об убеждениях гения русской поэзии.

«На этой земле я всегда буду с теми, у кого ничего нет теми, кто лишен всего, даже покоя нищеты. Мы - я имею в виду интеллигенцию, людей, получивших образование и не знавших нужды,- призваны принести жертвы».

Цветаева, как и испанский поэт, готова была жертвовать всем во имя прав человека, любви к ближнему, свободы.

Выбор поэтессы был сделан. Лорка должен быть услышан читателем ее многострадальной родины. Вниманию учащихся можно предложить три жемчужины переводов Цветаевой испанского поэта: «Гитара», «Пейзаж» и «Селение», анализ которых поможет раскрыть мастерство переводчика. Почему Цветаева остановила свой выбор на стихотворении «Гитара»? В нем выразились не просто восхищение Лорки прекрасным испанским народным инструментом, а преклонение перед теми, кто, взяв в руки гитару, уже не может молчать, не может не говорить правду, перед теми, кто звуками струн, да и не только струн, а своего голоса, хочет высказать чувства, переполняющие его, исполнителя, душу:

Начинается   Плач гитарыРазбивается  Чаша утра.Начинается   Плач гитары. .О. не жди от нееМолчанья,Не проси у нее      
   Молчанья

Завершить сочинение можно рассказом о трагической судьбе многих русских и украинских поэтов, погибших от рук палачей: Н. Гумилева, О. Мандельштама, М. Зерова, М. Вороного и других, и о трагической смерти Марины Цветаевой, ставшей жертвой тоталитарного режима.

 




See also: