%

Ранняя романтика Горького проникнута поисками активного героя-борца за свободу, за человеческое достоинство. Эпиграфом к жизни такого героя могли бы стать слова из «Песни о Соколе»: «... безумству храбрых поем мы славу! Безумство храбрых — вот мудрость жизни!»



Вершиной романтического героического характера является образ Данко. Красивая самоотверженная смерть горьковского героя, самопожертвование ради других — вот идеал романтического взгляда на мир.

Анализируя рассказ «Старуха Изергиль», следует исходить из этического идеала писателя. Для Горького человек вне людей — ничто. Изгнанный Ларра, в начале рассказа старой цыганки сильный, красивый, смелый, лишается всех этих качеств под воздействием высшей кары — отторженности от людей. Мало быть сильным, красивым, смелым, гордым для того, чтобы возвыситься над людьми, — утверждает Горький. Надо обладать еще и главным — добротой к людям. Надо, чтобы эта доброта была действием во имя людей. Только в этом случае и возникает понятие героизма. Два сильных характера в «Старухе Изергиль» — Ларра и Данко — два потенциальных героя. Но один презирал людей, другой любил их.

«Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой!» — эта крылатая фраза Гете как нельзя лучше раскрывает умонастроение Горького. Его ранние романтические герои гибнут в борьбе с врагом. Другого выхода, другой красоты Горький пока не видел. Лишь в начале 90-х годов характер горьковского романтического утверждения революции теряет жертвенность. В «Песне о Буревестнике» уже не будет героической гибели во имя идеи. «Черной молнии подобный», буревестник «гордо реет» «между тучами и морем» как символ завтрашней победы.




See also: